Архив автора Tamara

Личный опыт. Журналист и писатель Ольга Соломатина о дислексии.

Вы или ваши дели испытывали этот позор и унижение, когда вас отчитывали за ошибки перед всем классом?

Все наши - маленькие и не очень - клиенты рассказывают, казалось бы,  одну и ту же историю про "пытки школой", мамины успокоительные  капли и даже папину крепкую руку. Сегодня я предлагаю вам типичную историю. Да, дислексия не смертельна, не заразна, и дислектики выживают, несмотря на школьный "каток". И напоминаю - что дислектику теперь можно помочь. И мы это делаем с радостью уже третий год подряд.

Дислексия. Диагностика и коррекция. 

Я нашла это откровение в ФБ, в открытом доступе. Меня это взволновало, потому что очень похоже на все остальные истории о дислектиках.

Предлагаю прочитать и рассказать другим, что за зверь - дислексия.

 

Что не осень, то проблемы со школой. То у меня, то у друзей.

В поддержку одной маленькой второклассницы я написала этот длинный-длинный пост о том, как всю жизнь живу с врожденной безграмотностью. Na pasa nada

Пока не началась школа, я росла счастливым ребенком. Охотно нянчила младшую сестру, много читала, рисовала гуашью портреты деревьев, варила куклам обеды из нарисованных продуктов, ждала “В гостях у сказки” по выходным.

Ад начался сразу после 1 сентября, когда оказалось, что я зеркалю буквы, переставляю слоги в словах и оч медленно в сравнение со сверстниками читаю.

Но тогда о дислексии никто не слышал и меня просто записали в отстающие. Это было ужасно унизительно и грустно потому что до школы взрослые редко меня ругали, а главное я не понимала, что же их так бесит и злит? Ну написала я “ам”, а не “ма” в прописи, большая ли разница?
Мама страдала страшно и требовала от меня четверки и пятерки. Как? Занимайся больше! Ей ведь хотелось быть мамочкой дочери-отличницы в белом фартуке, с гофрированными бантами в косах. А не мамой троечницы, которую вызывают в школу и отчитывают на родительском собрании.

После первого вызова в школу мама вернулась домой такой подавленной, так строго отчитывала меня, срывающимся голосом, тыкая пальцем в прописи, что я совсем скисла. Я ужасно испугалась и пристыженно смотрела на буковки, не понимала почему вдруг они стали маме дороже меня, книжек перед сном, важнее того, что я каждый день гуляла с сестренкой.

А на следующий день я слегла с температурой. Жар стал спасением. От меня на время отстали с закорючками и букварем.

Пока я лежала и слушала через туман 38 и 4 голоса родителей, я как-то поняла, что мама страдает из-за неприятностей, которые тянулись вереницей за двойками за диктанты и контрольные списывания предложений с доски. От меня ждали четверок и пятерок, а не грамотности интуитивно почувствовала я. Это проще! Я хорошо помнила, как из любопытства влезла ладошкой в банку с синей краской в детском саду. Пленка на поверхности банки легко лопнула, я перепачкала пальцы. Воспитательница громко ругалась, но когда я извинилась, как дома учила бабушка, Татьяна Ванна сразу поверила и стихла. В краску я лазила мизинцем и дальше, но уже не попадалась.

Делай, что хочешь, главное – не попадайся и дай взрослым то, что они хотят – это стало моим девизом на долгие годы!

Проболев непонятной болезнью неделю – ничего кроме высоченной температуры – я примирилась и вернулась в школу. В твердой уверенности вернуть расположение мамы.

Не сразу, постепенно я превратилась в настоящую приспособленку. Я подружилась с отличницей, развила до совершенства боковое зрение, чтобы ловко списывать диктанты. В старших классах наловчилась излагать и сочинять короткими предложениями, простыми словами, избавилась от тройки в четверти по русскому и проблема рассосалась. Меня перестали дергать учителя, я ведь не портила им статистику, их не ругали в РОНО за низкую успеваемость класса, а маму не вызывали в школу. Жизнь наладилась, проблема притворилась решенной.

Конечно, учителя все понимали, но предпочитали благоразумно не замечать. Меня никогда не вызывали на русском к доске, пропускали в домашке зеркальные буквы. Однажды моя отличница заболела перед диктантом и мне пришлось наесться снега, чтобы тоже затемпературить. А в другой раз – “забыть” сдать контрольную тетрадь.

Новенький, который появился у нас во втором классе шантажировал все рассказать взрослым. Я в отчаянии одаривала его жвачкой, которую привозила из-за границы мамина подруга – она работала стюардессой Аэрофлота на международных рейсах.

Привычка приспосабливаться и искать другие пути получать 4 и 5, если я не могла взять учебой, стала для меня обычным делом. Я брала изобретательностью и индивидуальным подходом. Помню, когда у нас уже в старших классах сменилась учительница химии и я вдруг вообще перестала понимать предмет и решать задачки. Но мы договорились с химичкой, что в каникулы я буду приходить и сдавать ей темы одну за одной, и тогда мне поставят 4. Я выучивала химические формулы наизусть – запоминая как они выглядят на листке бумаги. Подозреваю, с таким же успехом я могла учить стихи на китайском, записанные иероглифами.
Кажется, никогда потом я так бездарно не тратила время!

А какая пытка диктанты в музыкальной школе по сольфеджио! Когда ты привыкла и легко воспринимаешь мелодию на слух, но записать ее не можешь потому что за семь лет учебы так и не запомнила на какой нотной строчке какая нота! Для специальности я подписывала ноты простым карандашом, а преподавательница злилась, что я, лентяйка, не хочу приложить малейшего усилия и их запомнить. Но я не могла! Физически не давалось. Я столько часов старалась! Бестолку.

Я пишу сейчас я снова вспоминаю свое бессилие и подавленный гнев от того, что я не могу договориться со взрослыми. Что они придумали какие-то дурацкие правила, которые мне не по зубам! И я вынуждена все время выкручиваться, притворяться, списывать! Помню чувство тотального одиночества, что никто кроме самой меня не пытается мне помочь понять, как я смогу дотягиваться до школьных нормативов. При этом это сечас я могу четко сформулировать, что я чувствовала, что со мной происходило, но в детстве мне было просто плохо. Толскливо и я все время ждала, когда же мука закончится. Взрослые только все время требовали то деепричастные обороты выделять запятыми, то формулу трения, я сейчас даже таблицу умножения помню с трудом и спокойно без нее обхожусь, а вы таблицу помните?

Ладно. Вечно страдать и жалеть себя не в моем характере. Я придумала под каким углом нужно смотреть на ситуацию, чтобы чувствовать себя комфортно. К окончанию школы я привыкла со злорадством думать, что ловко обвожу всех вокруг пальца. Так или иначе, но заставляю учителей ставить мне такие желанные мамой 4 и 5.
Стала ли я грамотней? Нет, конечно. Хитрей? О, да! Это был бесценный урок столкновения с миром, приспособления к нему. Горчило только гаденькое чувство, что я обманщица, хитрюга и занимаю положение, которое мне не принадлежит. Такой была оборонная часть медали. Но школа, ура, осталась позади.

Но теперь мама придумала университет. Чтоб его! Да еще и факультет журналистики. Дайте две!

Но я поступила. Потому что давно знала, что сочинения нужно писать оч простыми словами и оч короткими предложениями.
Шутка)
Короткими и простыми, это да, но еще – поступать надо через рабфак. Там преподы сами проверяли у нас сочинения перед официальной комиссией.

Дислексия – или…..? Как распознать характерные ошибки, присущие дислектику?

И тут мамина победа едва не сменилась настоящим моим личным поражением.
На журфаке немыслимое количество русского языка! Почти как на филфаке. С диктантами, семинарами в маленьких группах. Я снова чувствовала себя полной дурой! Сходила с ума от бессилия, что не могу запомнить и понять то, что легко могут другие дети.

Преподы русского языка хлебнули с моей безграмотностью. Удивительно, что и тут никому не пришло в голову отправить меня к врачам. Рекомендовали читать побольше (куда уж больше?), писать словарные диктанты, не лениться, делать упражнения – стандартный набор. Я сейчас смотрю на это время и не понимаю, как студенчество можно было превратить в такую пытку? И главное – зачем?

Но тогда я смирилась, привыкла нарабатывать свою тройку по русскому хорошим отношением и старалась не переживать.

Я вышла на работу в “Коммерсантъ” и стала компенсировать неудачи в учебе усердным трудом, тут это ценилось. В редакции стояли персональные компьютеры с проверкой орфографии, а пунктуацию я интуитивно расставляю правильно. В газете у меня был редактор, корректор, рерайтер – было кому исправить мои ошибки. Я отмучилась и универе и почти забыла о своей особенности. Пока не появились социальные сети.

Вот тут меня снова заставили краснеть, как школьницу. "У вас ошибка!", орали грамма нации. У меня подкашивались коленки и я спешила вычитывать текст. "Эта дура не может отличить кАпну от кОпну", злорадствовали другие. Я охала и хваталась за сердце, пила боярышник на спирту – ужасно горько. Сколько раз я слышала: как она может учить писать других тексты и книги, если сама пишет с ошибками?! Я задыхалась от гнева и несправедливости, хотела сказать, что уметь писать и уметь писать грамотно – разные вещи, но молчала.

Когда уже мои дети пошли в школу, я поняла, что стесняюсь написать от руки заявление или записку, я боялась сделать ошибку и тогда учителям станет понятно про меня многое. И тут мой почерк пришел на выручку: он стал настолько неразборчивым, что я и сама с трудом разбираю. Когда я писала записки, учителями ломали глаза, а потом звали сыновей:

– Переведи, что мама хотела сказать?

Чтобы не краснеть за тексты в социальных сетях, я даже нанимала корректора, а потом поняла, что платная проверочная программа проверяет текст вполне приемлемо, не замечает только описки. Но работа с корректором помогла взглянуть на проблему с другой стороны. Оказалось, многим читателям только мерещатся ошибки! Уж не знаю почему, но часто громко требуют исправить правильное на неправильное, с железобетонной уверенностью, с пеной у рта.
Это открытие так меня озадачило, что я стала читать на тему грамотности и безграмотности все, что могла найти. Тут меня ждало несколько парадоксальных открытий.

Например. Грамотности, которую многие считают такой же естественной и необходимой, как умение есть с закрытым ртом, чуть больше 100 лет. До повсеместного школьного образования грамотными считали всех, кто умел хоть как-то читать и писать. О соблюдение правил стали строго настаивать только в 30-е годы XX века, когда многие страны провели реформы языков. Помните, когда из нашей азбуки изъяли яти и веди?

Например. На планете Земля до сих пор не умеют ни читать, ни писать 759 миллионов. Треть из них – женщина. 72 миллиона детей никогда не ходили в школу.

Например. Если человек не занимается интеллектуальной работой, лет через 20 после окончания школы он разучивается не только грамотно писать, но и писать вообще! И даже читать! Не верите? Посмотрите государственные курсы для взрослых по чтению и письму. Они открыты в Западной Европе и в Соединенных Штатах, в Австралии и Новой Зеландии. Тема неудобная и стыдная для стариков, которым проще ворчать и жаловаться на плохое зрение и притворяться, что снова легкомысленно оставили дома очки, чтобы им из доброты прочти меню в ресторане, вместо того, чтобы признаться – я забыл как складывать буквы. Поэтому все эти курсы анонимные, но учатся на них носители языка, а не эмигранты.

Например. Преподаватели русского языка в педагогических вузах рассказали мне, что согласно статистике и замерам, уровень грамотности новых поколений студентов вопреки расхожим мнениям и скандальным статьям, остается примерно на одном уровне со времен процветания Советского Союза. Жалобы на то, что растут безграмотные поколения сродни вере, что в нашем детстве трава была зеленее, а мороженое слаще.

А дислексиков стали распознавать чаще. Это правда. Вот только стала ли наша жизнь от этого слаще? Я медленно читаю и никогда не научусь писать без ошибок хотя и доросла уже до 40 лет. Я написала этот длиннющий пост под впечатлением от истории приятельницы, у которой растет дочь с дислексией. Чтобы поддержать ее, если такое возможно.

Девочка учится во втором классе московской школы. Учительница знает про диагноз. Но это не помешало ей прочесть ошибки, которая ученица с таким же диагнозом, как и у меня, сделала в диктанте. Одноклассники громко гоготали. Девочка отказалась потом идти в школу…

И мне захотелось рассказать этой школьнице, что я такая же как она. Что нам не дано многое, что может большинство людей, но это не значит, что мы хуже. Мы просто другие. Да и все люди настолько разные! Я вот недавно читала рассказ взрослого аутиста о том, как он думает с помощью цветов, цифр и звуков, вот это жизнь! Вот это уровень проблемм, который нам дислексикам и не снился! Как я понимаю, отчаяние объяснить родителям, что разницы 29 умноженным на 762 и “я устал от шума” – значит для него одно и тоже! Про усталость от громких звуков просто можно сказать двумя способами, чего тут непонятного?

Только недавно, получив уже взрослой справку о диагнозе, как индульгенцию, я вдруг почувствовала, что в сущности, я никому не причиняю мощный урон тем, что не могу быстро читать и писать без ошибок. Все мы такие разные! И я особенность не стоит колкостей и унижений, которые прилетают до сих пор.

Вот только задумайтесь, способность видеть звуки в цвете, которая многих восхищает в Набокове, один из признаков дислексии. «Хронической безграмотностью» страдали Ганс Христиан Андерсен, Агата Кристи, Альберт Эйнштейн – и это только самые известные. Знаменитое зеркальное письмо и Леонардо да Винчи – и есть дислексия! Другие его тексты пестрят грамматическими ошибками. У многих, вероятно, случается разрыв шаблона когда они сталкиваются с тем, что люди, которые профессионально работают с текстом, могут делать ошибки.

Всего один только раз за время моих ученических мытарств я услышала слова поддержки от преподавателя русского языка:

– Не расстраивайтесь, – сказал мне университетский преподаватель, возвращая мой, как всегда кроваво-красный от исправленных ошибок диктант. – Вы просто каждый раз придумываете каждое слово заново.

Мой секретный телеграм: https://t.me/olgasolomatina

Світлина від Ольги Соломатиної.

Слишком умный, чтобы быть дислектиком?

Дислексия и интеллект

Дислексия не привязана к уровню интеллекта. Как правило, дислексия обычно обнаруживается у детей  с интеллектом выше среднего. Это часто сбивает родителей  и учителей с толку. Ребенок, очевидно, умный и способный, не может справиться с элементарными вещами - чтением и письмом!

Но часто обращение за помощью своему ребенку к школьным специалистам только вводит родителей в заблуждение.

Когда они поднимают вопросы о затруднениях  своего чада, им отвечают, что их ребенок «слишком умный», чтобы иметь дислексию. Даже, когда школьные психологи тестируют ребенка на проблемы с обучением, говорят, что ребенок не испытывает достаточных трудностей. И что помощь ему не требуется. Часто родители слышат от учителей, что их ребенок  ленив, и ему просто нужно больше стараться.  Или специалисты могут ошибочно навешивать другие ярлыки, такие как «Дефицит внимания» или «Поведенческое расстройство».

Какие опасности таит такой подход для дислектика?

Такие заявления основаны на дезинформации и могут быть даже вредны.

Это обескураживает ребенка, который прилагает максимальные усилия для того, чтоб быть успешным. Ведь он-то знает, как тяжело он трудится! Гораздо больше, чем его одноклассники.

Однако в школьной обстановке они попадают в печальную реальность. «Дважды одаренный» ребенок, конечно, плохо подходит для специальных образовательных услуг, доступных в школе. Эти услуги ориентированы на детей, которые гораздо менее функциональны, чем школьники с дислексией.  Фактически, "яркие" дети с дислексией, помещенные в специальные коррекционные условия, со временем демонстрируют худшие результаты, чем дети, которым вообще не оказывали помощи.


Как распознать ошибки, присущие дислектику? 

Проблемы в обучении? Получите рекомендации для педагогов школы.

Диагностика проблем обучения в Киеве.

Симптомы или признаки дислексии.


Какой выход для дислектика в школе?

К счастью, официального диагноза не требуется, чтобы получить помощь. Эти трудно диагностируемые дети очень быстро продвигаются, когда их знакомят с инструментами  и концепциями  Дейвиса.  Они способны очень быстро понять и освоить ментальные инструменты  и устранить перцептивные барьеры, которые они получают в ходе базового курса Дейвиса. Навыки саморегуляции, полученные на курсе, позволяют со временем обходиться без посторонней помощи - тьютора, репетитора, коррекционного педагога.

После программы Дейвиса, эти дети  демонстрируют быстрый и заметный успех.  Заметно лучше читают и пишут - намного выше своего прежнего уровня. А также могут эффективно применять свои приобретенные навыки, чтобы преуспеть в школе.

Только у нас! 

В центре коррекции проблем обучения "Примавера" коррекционные курсы проводят опытные лицензированные методисты из Израиля.

Записывайтесь на диагностику!

 

 

Нейрокоррекция речевых и образовательных проблем. ч.2

Мозжечковая стимуляция.

Иногда трудности моторного планирования выглядят как неловкость, нарушение координации движений. Может показаться, что это не имеет отношения к речи, но это части одного процесса.

Родителям кажется, что неуклюжесть, нарушения баланса и координации движений – это, скорее, особенности ребенка, а не неврологические проблемы, но эти «особенности» являются признаками нарушений работы ствола мозга и мозжечка. Они часто диагностируются у детей, имеющих задержку речевого и психического развития, нарушения аутистического спектра, синдром Аспергера, нарушения поведения и внимания.

Различные методики, направленные на улучшение функций работы мозжечка (методика центров Доре, методика Бильгоу и т. д.), можно объединить под общим названием «программы мозжечковой стимуляции».

Что такое мозжечковая стимуляция и как она  влияет на обучение чтению и письму?

Программа мозжечковой стимуляции – это своеобразный «букварь для мозга». Она обеспечивает мозг базисными навыками, которые помогают усваивать любую информацию. В возрасте до трех лет движения, которые на первый взгляд имеют отношение только к развитию тела, влияют на развитие интеллекта больше, чем чисто «книжные» занятия – обучение чтению и письму.

Очень долго ученые считали, что мозжечок регулирует только равновесие, движение глаз и координацию движений, однако за последние несколько десятилетий роль мозжечка пересмотрена. Многие исследователи теперь считают, что мозжечок – это ключ к обучению буквально всему. В том числе к нормальному интеллектуальному, речевому и эмоциональному развитию.

Дело в том, что мозжечок связан со всем структурами нервной системы. Червь мозжечка отвечает за регуляцию эмоций и внимания, он связан с вестибулярными системами мозга, которые поддерживают равновесие и координацию движений. Полушария мозжечка активно участвуют в формировании двигательных навыков и развитии умственных способностей. В мозге существует обратная связь от мозжечка к лобным долям. Она помогает интегрировать сенсорное восприятие и движение, а это, в свою очередь, позволяет интегрировать эмоциональные ответы, языковую способность, способность планировать свои действия.

Мозжечок получает информацию о положении тела в пространстве. Если мы посадим ребенка на резиновый мяч вместо стула, ребенок будет вынужден прикладывать некоторые усилия для поддержания равновесия.  Так происходит стимуляция мозжечка. Хотя мозжечковая стимуляция называется мозжечковой, она затрагивает и другие важные структуры мозга, регулирующие речь и поведение ребенка.

Программа мозжечковой стимуляции нормализует работу ствола мозга и мозжечка, как следствие улучшает:

  • восприятие устной, письменной речи;
  • навыки механического чтения;
  • математические способности;
  • все виды памяти;
  • навыки владения телом.

Результаты достаточно быстро проявляются в улучшении поведения, внимания, речи ребенка, успехах в учебе. Мозжечковая стимуляция значительно повышает эффективность любых коррекционных занятий (с логопедом, психологом, дефектологом).

В программу мозжечковой стимуляции включают следующие методики:

• упражнения на Постурографе – созданном для оценки и тренировки равновесия, координации движений, мышечного чувства;

• система упражнений на балансирной доске;

• упражнения на интерактивной платформе;

• а также упражнения на любых неровных поверхностях – гимнастических мячах, «бобах», надувных дисках и прочее.

Занятия можно начинать в любом возрасте. Важно соблюдать регулярность занятий – 3-4 раза в неделю.

На сегодняшний день существуют коррекционные методики, которые трудно считать чисто медицинскими или чисто педагогическими. Развитие моторного планирования, мозжечковая стимуляция и т. д. Врачи их отвергают, считая педагогическими, а педагоги не понимают, какой физиологический смысл  в них заложен. Однако именно за этими методиками будущее. Потому что они воздействуют на причину речевых нарушений, а не только на последствия.

Специалисты центра  "ПРИМАВЕРА" применяют метод мозжечковой стимуляции в комплексной терапии расстройств обучения и развития с 2016 года. За эти годы мы накопили практический опыт с большим количеством детей.  Гарантируем, что ни один из методов, которые используются в нашем центре, не может навредить вашему ребенку.

Читайте живые отзывы на нашей странице и приходите! Мы знаем, как помочь вашему ребенку.

Нейрокоррекция речевых и образовательных проблем. ч.1 Моторное планирование. 

Нейрокоррекция речевых и образовательных проблем. ч.1

Есть ли связь между мелкой моторикой и речью?

Нейрокоррекция прочно вошла в число самых востребованных услуг с неговорящими детьми. Уже давно стали крылатыми фразы «Наша речь находится на кончиках пальцев», «Пальцы – это мозг, вывернутый наружу» и т. д. Логопеды и многие родители уверены, что чем лучше развита у ребенка мелкая моторика, тем лучше он будет говорить. Это особенно заметно на групповых занятиях с неговорящими детьми раннего возраста. Мамы и детки активно собирают мозаику, нанизывают бусы, расстегивают и застегивают пуговки, лепят из пластилина и т. д.

Пристальное внимание педагогов к развитию мелкой моторики рук сформировалось в 80-90-х годах благодаря исследованию Марионеллы Максимовны Кольцовой, которая доказала наличие взаимосвязи между уровнем развития мелкой моторики и уровнем речевого развития ребенка. Научное обоснование связи мелкой моторики и речи основано на анатомической близости моторного центра речи Брока и центра, руководящего пальцевой моторикой. Однако, преодолев многочисленные тренировки, сформировав навык, некоторые малыши так и не начинают говорить. Парадокс.

Речь – это очень сложный и многоплановый процесс, в котором функция центра Брока не является единственной и главной. В последнее время появились научные работы, подтверждающие, что первичным центром речи у детей раннего возраста является древняя кора лимбической системы. Таким образом, тренировка мелкой моторики в раннем возрасте никак не будет способствовать появлению речи. Центры Вернике и Брока созревают к 3-4 годам жизни ребенка, поэтому можно сделать вывод, что пальчиковые тренировки с целью развития речи будут целесообразны начиная с этого возраста.

Почему же в эксперименте Кольцовой дети начали говорить на третий день работы? Этому есть неврологическое объяснение. Детям пришлось выполнять новые действия, которые потребовали моторного планирования. Но Кольцова тогда не могла этого знать – это сравнительно новое направление в науке.

Что такое нейромоторное планирование

Нейромоторное планирование находится между идеей и совершением действий. Есть автоматические движения, которые не требуют моторного планирования и совершаются привычным способом. Моторное же планирование появляется тогда, когда появляется новая задача, когда нужно использовать новый инструмент, когда необходимо в жизни сделать что-то неосвоенное, непривычное.

Моторное планирование – это наиболее сложная форма функционирования нервной системы детей. Поскольку планирование требует произвольного внимания, оно тесно связано с когнитивными функциями. При планировании требуется произвольное внимание, которое делает мозг способным создавать сообщения для мышц и отправлять их в необходимой последовательности.

Младенец поднимает погремушку, кладет ложку в рот, переползает через порог. Вы можете отметить, что, выполняя эти движения впервые, малыш не спешит, каждый шаг совершает медленно – он использует моторное планирование. Как только эти действия становятся навыками, они перестают требовать моторного планирования и выполняются легко и быстро, без предварительного обдумывания.

Как это происходит у взрослых? Моторное планирование появляется, когда нужно завязать непривычный узел, освоить танцевальные шаги или новую операцию на производстве.

Моторное планирование – мостик между сенсомоторной и интеллектуальной функциями мозга. Оно зависит от сенсорной интеграции, которая осуществляется стволом мозга и другими нервными структурами. Мозг «говорит» мышцам, что нужно делать, а ощущения от рецепторов тела (обратная связь) делают мозг способными делать это.

Исследователи отмечают, что у большинства детей с различными речевыми нарушениями и аутизмом есть дефицит моторного планирования. И именно в этом корень всех бед во многих случаях отставания в развитии. Но как же оно может быть плохо развито, если у малыша дома куча развивающих игрушек для развития мелкой моторики, есть и пирамидки, и шнуровки, и бусы для нанизывания? В чем ответ?

Моторное планирование появляется в случае новых задач, новых непривычных ситуаций, новых материалов, новых действий. Здесь ключевое слово – «новый», «непривычный»!

Когда ребенок уже наизусть знает эту свою единственную пирамидку, много раз ее собирает, даже быстро собирает на радость всем взрослым,– это не новое действие! Здесь нет моторного планирования! Когда он играет в одну и ту же шнуровку – это тоже не моторное планирование, а уже почти навык. Ведь такая игрушка уже не является для него новой, она привычная! Когда он видит много дней одни и те же карточки, с которыми взрослый производит одни и те же действия, здесь тоже нет моторного планирования!

А именно моторное планирование обеспечивает развивающее действие упражнений.

Как на самом деле правильно развивать ребенка при помощи мелкой моторики

1. Не важен сам факт выполнения упражнений для развития мелкой моторики, важно, какие упражнения мы делаем с ребенком и как.

2. Главный принцип проведения упражнений и игр для развития мелкой моторики такой: если у ребенка это движение быстро и легко получается, то мы его быстро делаем, пропускаем и идем дальше. А вот если упражнение не получается? Тогда мы останавливаемся на нем и отрабатываем данное движение до тех пор, пока движения не станут получаться легко, просто, быстро, красиво, четко.

3. Нужно делать такие комплексы сложных для ребенка упражнений и игр регулярно до полного освоения, то есть каждый день (по 4-5 минут).


Что включает развитие моторного планирования у детей до 3-х лет?

  1. Хватательные движения
    • захватывание предмета разной формы всей ладонью одной рукой или двумя руками (погремушки, кубика, мяча и т.д.), для чего необходимо учесть его форму, величину, расположение, детали
    • захватывание предмета или вещества щепотью (тремя пальчиками)
    • захватывание предмета двумя пальчиками – указательным и большим (пинцетный захват)
  2. Развитие соотносящих действий.
    • Умение совмещать два предмета или две части одного предмета (вкладыши, сортеры, пирамидки, матрешки и другие подобные игрушки).
  3. Развитие движений пальчиков рук – выполнение разнообразных фигур и движений пальчиками (зайчик, волк, домик, стул и другие).

Сначала эти движения неуклюжие, с ошибками, а со временем становятся всё более тонкими и четкими.

Важно также умение подражать тем движениям, которые показывает взрослый. Развиваются эти умения не только в процессе специальной пальчиковой гимнастики, но и:

  • во время надевания своей одежды и застегивания на кнопки, пуговицы, молнии
  • во время трудовых поручений (с 3 лет – полить, протереть пыль, протереть листья растений губкой, почистить щеткой одежду и других)
  • в изобразительной деятельности – рисование, лепка, аппликация, конструирование
  • в играх – одевание и раздевание кукол в игре, использование предметов-заместителей, изготовление игрушек, атрибутов для своих игр и т.д. Игры и упражнения для развития мелкой моторики трудны для малышей и поэтому не должны быть длительными.
  • Они должны проводиться в игре, чтобы малышу было интересно (перебрать крупу для Золушки, помочь ежику спрятаться под своими иголками от лисы и другие игровые ситуации).
  • Если движение не удается, пальчики не слушаются, то тогда игру нужно проводить многократно, пока движение не будет получаться легко, правильно, четко. Нужно слегка менять сюжет игры, как только вы заметили, что игра освоена. Не бойтесь вносить что-то новое, чтобы ребенок был увлечен игрой и не устал от однообразия: сначала выложите из маленьких камушков на пластилине мостик для собачки. Через некоторое время выложите дорожку для куклы, затем – речку для рыбки и т. д.Все игры и упражнения всегда должны проходить в присутствии взрослого с целью безопасности таких игр.

Не используйте игры с кнопочками. Они не развивают мелкую моторику (что бы ни говорили их производители), а только отвлекают ребенка.

Нейрокоррекция и развитие речи

Навык моторного планирования необходим не только в работе с мелкой моторикой. Известно, что все логопеды используют в работе артикуляционную гимнастику – очень эффективный и полезный способ развития мышц артикуляционного аппарата.

Когда мы учимся выполнять какое-то движение и прикладываем определенные усилия, контроль осуществляют премоторная кора лобной доли и мозжечок (составляющие вместе латеральную систему). Эта работа и есть моторное планирование, или праксис.

Процесс коррекции звукопроизношения требует от ребенка сложного моторного планирования. Ребенок должен постоянно осознанно контролировать артикуляционный аппарат до тех пор, пока выполнение этих движений не станет навыком. Исследователи доказали, что у детей с речевыми нарушениями, аутизмом, как правило, есть выраженный дефицит этого навыка.

Возникает конфликт. Логопеды, дефектологи, педагоги требуют сложного моторного планирования именно от детей, у которых оно вызывает большие затруднения.

Как это бывает в спорте? Тренер по теннису сначала учит ребенка бегать, держать ракетку, попадать по мячу. Только потом, через весьма продолжительное время, ребенок учится играть в теннис. Точно так же и с речью.

Подготовительным этапом, фундаментом для освоения артикуляторных (речевых) упражнений является двигательная  активность.
Именно движение стимулирует развитие латеральной системы ребенка, постепенно воспитывая моторное планирование. При этом важен не набор движений, а ритм в выполнении движений и обратная связь. Именно эта система делает процесс развития движений, в том числе артикуляторных, наиболее эффективным. Выполняя с ребенком простые движения: шаги, бег, прыжки, наклоны, приседания и прочее под музыку, бубен или счет, вы помогаете ребенку осваивать сложный навык моторного планирования общих движений.

Список упражнений и игр для развития мелкой моторики

и моторного планирования детей

Чтобы упражнения были результативными, обязательно пошагово покажите ребенку, как правильно его выполнять.

1. Резиновая груша (продается в аптеке).

Выберите маленькую грушу. Нажимайте на нее, чтобы получилась струя воздуха, которой можно сдуть ватку или листочек со стола. Как вариант можно даже поиграть в футбол, пытаясь загнать струей воздуха ватку в ворота.

2. Игра с изюмом – всегда очень радостная и для мамы, и для ребенка и полезная для всей семьи. Сделайте тесто, раскатайте его. Предложите малышу украсить тесто изюмом. Покажите, как правильно брать изюминку («пинцетный захват» двумя пальчиками – большим и указательным). Покажите, что изюминки надо раскладывать по всему тесту на расстоянии друг от друга. Потом запеките получившийся пирог и съешьте его всей семьей!

3. Упражнения с бумагой:

  • мять – развитие силы рук (после этого получится «шарик», который можно бросать в корзину с расстояния).
  • рвать (развитие соотносящих движений) – захватываем пальцами обеих рук лист и тянем в разные стороны. Получаются полосочки (эти полоски можно сложить в коробочку и делать «дождик», высыпая полоски из коробки).

Предлагая ребенку бумагу для этого упражнения, вы всегда должны ему показать, откуда можно взять бумагу. И должны сами всегда брать бумагу для данной игры только из этой коробки. Иначе малыш поймет, что можно рвать все, что находится вокруг, и порвет книжки или еще что-то нужное.

Для этого упражнения – есть свое место за столом (на полу и пр.).

Можно взять для этого упражнения старые рулоны обоев.

  • делать аппликации из бумажных шариков (смять бумагу, нарвать ее на полоски, затем полоски нарвать на квадраты, скатать каждый квадратик на ладошке в шарик, шариками выкладывается силуэт – например кошка, барашек, тучка).
  • делать аппликации из кусочков бумаги, которые нарвал малыш. Нарисуйте картину на листе ватмана. И наклейте на нее кусочки бумаги по сюжету. Белые наклеенные кусочки могут изображать снег или облака, синие – речку, желтые – осеннюю листву деревьев.

4. Сортировка мелких предметов – очень важно, чтобы ребенок это делал либо щепотью (тремя пальчиками), либо способом «пинцетного захвата», то есть захватывал двумя пальчиками – большим и указательным. При этом остальные пальчики должны быть подогнуты и не мешать.

Сортировка может происходить в игре. Например, наша курочка любит горох, а петушок – фасоль. Надо им в мисочки разделить еду.

5. Разворачивание завернутого в бумагу предмета – сюрприза: «Что там?» Когда ребенок развернет бумагу и найдет подарок, поиграет с ним, заверните его снова – спрячьте в другую бумагу. И снова попытайтесь найти. Научите малыша заворачивать – прятать предмет от старшей сестры или брата, папы, бабушки. Пусть они порадуются, когда развернут его сюрприз.

6. Наполнение бутылки мелкими предметами. В пластиковую бутылку можно опускать фасоль, камешки, шарики.Чтобы упражнения были результативными, обязательно пошагово покажите ребенку, как правильно его выполнять:

  • захватывайте мелкие предметы или щепотью или двумя пальцами (большим и указательным);
  • покажите, как вы захватываете предмет;
  • придерживайте бутылочку одной рукой;
  • другой рукой берите по одному предмету;
  • в конце игры закройте бутылку крышкой;
  • погремите получившейся погремушкой.

 

Особиста думка. Швейцарська освіта і НУШ. Яка система ефективніше допоможе виростити успішне покоління?

А тобі хотілося у першому класі заховатися від усіх у такій милій халабуді і почитати там книжку чи просто тихо посидіти, прислухаючись до самого себе? Школа, у якій немає довгих та лячних коридорів, де тебе можуть збити з ніг, і де двері класів виходять у такі просторі і затишні зали, розмежовані, як і класи за віком. А ще яскраві спортивні майданчики та гойдалки із безпечним гумовим покриттям, доріжки в парку, що завбачливо посипані опилками, щоб діти, падаючи, не збивали коліна, бездоганно чисті пісочниці із безліччю безпечних пластмасових іграшок на подвір‘і, і (о святотатство!) маленька пісочниця просто в класі... Це початкова швейцарська школа. І деякі діти плачуть не тоді, коли туди йдуть, а коли іх звідти забирають додому. А перше, що мають принести до школи батьки — це гумові чобітки та плащик від дощу, бо діти багато часу проводять на свіжому повітрі за будь-якої погоди, як правило у тінистих парках, які є на території кожної школи. Початок навчального року у Женеві я завжди визначаю по незвичним людям, волонтерам, які вранці стоять на основних пішохідних переходах і разом з поліцією допомагають дітям переходити дорогу, заодно навчаючи іх безпеки руху.
Головні приорітети швейцарської освіти — не так сама освіта, як соціалізація дитини, вміння адаптуватися у складному та мінливому світі. Ну, скажімо, в цій країні банків обов‘язковими є основи фінансових знань: дітям навіть видають справжні гроші на уроках і каталог супермаркету, де вони мають вибрати і замовити собі покупки, щоб потім разом зробити аналіз доцільності своіх витрат. Під час прийому до школи до дітей немає ніяких особливих вимог, як в украінських, де іх ледве не екзаменують, наче до вступу в університет. Тут, чотирічна дитина, а саме в цьому віці швейцарські діти йдуть до школи, має вміти одягатися-роздягатися, змивати після себе в туалеті та користуватися ножицями, бо в школі багато занять з ручної праці. Всьому іншому: читати, писати, рахувати навчать у школі. Серйозні екзамени чекають дитину аж у шістнадцятирічному віці, коли треба обирати між подальшим професійним навчанням чи ліцеєм або гімназією. Втім, це швидше екзамен для самої школи: чому і як навчила. До речі, професійна освіта — це не тільки отакі суперсучасні, просто якісь космічні будівлі, як на крайньому фото, а й оснащеність за останнім словом техніки і подальша можливість продовжити навчання в технічному вузі. Здоров’я нації теж закладається в школі. Тому крім суботи та неділі, вихідний — у середу. Канікули розбиті протягом року, щоб навчання гармонійно поєднувалося з відпочинком. Обов`язково — основи здорового способу життя та правильного харчування. Уроків додому, щоб мами з татами сушили голови над складними рівняннями, не задають. Домашні завдання, якщо і є, то вони практичні, наприклад, дізнатися щось цікаве про свою бабусю та написати їй листа, який сама школа разом з дитиною і відправить поштою. Слова «будь-ласка, дякую, вибачте» — найголовніші в спілкуванні. Із вчителем вітаються і прощаються за руку, і ніяких Марій Іванівних, просто Марі. І напитися води чи до туалету — не треба дозволу, просто встав і пішов. І ніякої форми, аби лиш було чистеньке. І ніякої біганини за підручниками та зошитами. Навіть яскраву гумку дадуть у школі... Можливо, тобі здається, що швейцарські діти розбалувані? І їхня система освіти не така досконала, як українська? Втім, я тобі пораджу: дивись не на дітей, а на дорослих...

Автор - Людмила Семенюк