Архив категорий ИНФОРМАЦИЯ

Психическое здоровье и дети с дислексией.

Дислектики  не понимают, почему они не могут учиться, как их одноклассники, и могут обвинять себя в школьных неудачах. Это часто  приводит их к низкой самооценке.

Первое осознание детьми их дислексии часто является результатом неудач в школе. Им не хватает понимания того, почему они не в состоянии учиться в таком же темпе, как и их одноклассники. Они не могут объяснить трудности, с которыми они сталкиваются, и обвиняют себя в отсутствии прогресса.

Это часто приводит к низкой самооценке и ожиданию неудач.

Многим родители приходилось иметь дело с влиянием дислексии дома - задолго до того, как это признает школа. Иногда они даже не предполагают, что их ребенок старается, и даже сражается за успеваемость в школе. Отказ от сотрудничества может быть стратегией "преодоления" для дислексичного ребенка.  Для него домашнее задание может быть слишком стрессовым и тяжелым, но многие родители даже не догадываются об этом. Поэтому вовремя не обращают внимания на его сигналы о помощи. Опасения по поводу изменений в отношениях  и поведении ребенка в быту, связанное с выполнением домашних заданией,  должны быть разделены со школой. Так как в дальнейшем это ведет к  разочарованию и накапливанию негативного опыта для дислексичних учеников и их родителей.

Дислексия и психическое здоровье

Чем дольше дислексия остается непризнанной, тем большей проблемой она становится. Многие мальчики с дислексией становятся неуравновешенными, и даже озлобленными. Некоторые проявляют разрушительное или агрессивное поведение.

Девочки с дислексией могут становиться тихими, уединенными и замкнутыми.  Некоторые из них находят поддержку в кругу друзей, что со стороны выглядят как «болтовня» или быстрая отвлекаемость.

С самых ранних лет в начальной школе мальчики и девочки, с недиагностированной дислексией, могут неохотно ходить в школу. Они могут жаловаться на головные боли или чувствовать себя больными в те дни, когда им предстоит диктант или нелюбимый предмет есть в расписании.

С переходом в средние классы они могут начать избирательно прогуливать школу, чтобы избежать проблем, с которыми они сталкиваются в учебе. Они делают это фрагментарно - и поэтому родители и учителя не сразу об этом догадываются.

Дислексия может скрываться за явным проблемным поведением такого ученика   в классе.  Поэтому выявление дислексии может стать неожиданностью для некоторых учителей, которым трудно преодолеть именно поведенческую проблему. Однако, если основные проблемы дислексии не устранены, стратегии преодоления, выработанные ранее  детьми с дислексией, могут перенестись на их подход ко всему обучению.

Окружающие будут  продолжать ошибочно считать  это  «несерьезным отношением к учебе» или «плохим поведением». К моменту перехода в среднюю школу, такие дети  могут быть уверены, что они «глупы» и не могут учиться. Поэтому они бросают попытки, превращая механизмы преодоления в стратегии избегания.

Дислексия - это не только трудности, но и способности.

К счастью, дислексия - это не только череда трудностей. Часто дети с дислексией обладают специфическими способностями. Дислексичный ребенок может быть оригинальным, творческим, художественно одаренным. Устно такой ребенок может быть  очень способным и хорошо осведомленным. Различие между когнитивными способностями, академическими навыками и эффективностью часто отмечается в отчетах педагогов, работающих с такими детьми. Высокие способности у некоторых дислектиков позволяют им изобретать индивидуальные стратегии для преодоления каких-либо препятствий в обучении.   Но, несмотря на это,  впоследствии их результаты все равно гораздо ниже, чем у сверстников.

Нередко проявления дислексии могут быть замаскированы высокими способностями или отвлекающим поведением ученика. Дети и подростки  умышленно скрывают  свои проблемы,  отчаянно пытаясь  отличаться от своих сверстников. Очень часто окружающие объясняют "неожиданные" препятствия к обучению такого  ребенка именно его  неуместным поведением или плохим отношением к учебе.

Дислексия, которая не признается и не поддерживается, сильно влияет на способность справляются с требованиями учебной программы. Эти требования могут негативно сказаться на таких ребятах. Концентрация легко теряется, а некоторые дети могут стать беспокойными или вести себя разрушительно, чтобы отвлечь внимание от своих трудностей.  Другие могут избегать  работы в классе, будучи неспособными сосредоточиться и быстро утомляться. Некоторые кажутся невнимательными и несобранными. Большинство учителей справляются с этими проблемами, используя ряд санкций - от "чтения нотаций"  до строгих выговоров и бесед с родителями по поводу проблемного поведения их детей в школе.

Что делать, если ученик несносно себя ведет в школе?

Маловероятно, что каждый ученик с проблемным поведением, будет диагностирован на наличие дислексии. Однако, если отсутствие прогресса в овладении школьной программой приписывается только наблюдаемому поведению, то специфические трудности обучения, вызванные дислексией,  могут и не рассматриваться. Когда ученик, вроде, добивается удовлетворительного прогресса, учителя могут искать причины поведенческих проблем в других местах, а не рассматривать возможную дислексию.

Поведение в классе и низкая самооценка часто связаны с социальными или эмоциональными проблемами и рассматриваются как таковые. Когда поведение - будь то все более замкнутое или разрушительное - выходит за рамки способности классного учителя помогать, могут привлекаться психологи или поведенческие терапевты. Но если дислексия не была признана или оценена как незначительная проблема, предлагаемые рекомендации и поддержка могут быть неуместными и не разрешать проблемы.

Если дислексия не признется или обесценивается некоторыми учителями, которые допускают, что учащиеся каким-то образом «выросли из нее» и дислексия "рассосалась сама собой" - некоторые учащиеся продолжают считать себя действительно ленивыми  или неспособными сосредоточиться. Они считают себя глупыми  или «неуспевающими» по каким-то предметам. Низкая самооценка и стресс от попыток (и неспособности) ходить в школу - особенно когда экзамены на пороге -вызывает у  некоторых учеников с дислексией симпотомы тревожного расстройства, а другие просто «выпадают».

Сочетание низкой самооценки, стресса и беспокойства может привести к депрессии или другим проблемам психического здоровья. Некоторые молодые люди с дислексией в последующем развивают расстройства пищевого поведения или находят снятие стресса в саморазрушающем образе жизни. Они требуют терапевтического вмешательства со стороны соответствующих специалистов. Тем не менее, ни терапия, ни медикаменты - не разрешат их проблемы до тех пор, пока основная проблема - дислексия-  не будет идентифицирована,  и не будет надлежащим образом поддержана.

Крайне важно, чтобы сотрудники всех уровней образования проводили курсы дислексии для учителей, которые позволяли бы им выявлять ранние признаки дислексии у учеников и не позволять им отставать и развиваться с низкой самооценкой и проблемами психического здоровья.

ПРИМАВЕРА ВЫХОДИТ В БОЛЬШОЙ МИР! Официальное сообщение.

Дорогие друзья, коллеги и партнеры!

Для всех участников рынка услуг предоставления и получения помощи детям с особенными образовательными потребностями большой проблемой является дерегуляция этой сферы образования.

Нет единой базы безопасных и эффективных методик, отсутствует также согласованная работа разных отраслей, задействованных в абилитационно-развивающем процессе.

«Примавера» с первого дня своего существования был зарегистрирован как центр оказания помощи «под одной крышей» - это сродни методу «единого окна» в предоставлении государственных услуг.

У нас с ребенком работает единая команда специалистов, имеющая соответствующее образование и опыт.

Мы продвигаемся дальше и с  радостью сообщаем вам, что между руководителем центра «Примавера» Хабаровой Тамарой Игоревной и ректором Таврическим Национальным университетом им. Ак. Вернадского Владимиром Казариным подписан официальный Меморандум о сотрудничестве и создании Межотраслевого центра абилитации и коррекции «Примавера».

В наши планы входит:

  • инициирование, организация и координация научно-исследовательских программ, связанных с учебными и восстановительными методиками абилитации и развития детей и взрослых с физическими и ментальными дефицитами органического и неорганического происхождения;
  • в образовательной плоскости - организация учебного центра последипломной подготовки и повышения квалификации специалистов реабилитационных и коррекционно-восстановительных учреждений, использующих мультидисциплинарный межотраслевой подход «под одной крышей»
  • предоставление методических, информационных и консультационных услуг учебным заведениям, общественным организациям и отдельным группам, специалистам, родителям;
  • организация научных, научно-практических и учебно-методических конференций и "круглых столов" по указанным тематикам, краткосрочных курсов и других мероприятий образовательного характера;
  • содействие привлечению лучшего зарубежного опыта и созданию партнерских взаимоотношений между Таврическим университетом и зарубежными учеными-специалистами
  • предоставление возможности стажировки и предметной практики студентам ТНУ факультета на базе Центра с последующим трудоустройством.
  • содействие распространению информации об аутизме и других расстройствах развития и преградах получения образования.

Ждем последних согласований в МО и стартуем!

С любовью,

Ваша Примавера!

 

Личный опыт. Журналист и писатель Ольга Соломатина о дислексии.

Вы или ваши дели испытывали этот позор и унижение, когда вас отчитывали за ошибки перед всем классом?

Все наши - маленькие и не очень - клиенты рассказывают, казалось бы,  одну и ту же историю про "пытки школой", мамины успокоительные  капли и даже папину крепкую руку. Сегодня я предлагаю вам типичную историю. Да, дислексия не смертельна, не заразна, и дислектики выживают, несмотря на школьный "каток". И напоминаю - что дислектику теперь можно помочь. И мы это делаем с радостью уже третий год подряд.

Дислексия. Диагностика и коррекция. 

Я нашла это откровение в ФБ, в открытом доступе. Меня это взволновало, потому что очень похоже на все остальные истории о дислектиках.

Предлагаю прочитать и рассказать другим, что за зверь - дислексия.

 

Что не осень, то проблемы со школой. То у меня, то у друзей.

В поддержку одной маленькой второклассницы я написала этот длинный-длинный пост о том, как всю жизнь живу с врожденной безграмотностью. Na pasa nada

Пока не началась школа, я росла счастливым ребенком. Охотно нянчила младшую сестру, много читала, рисовала гуашью портреты деревьев, варила куклам обеды из нарисованных продуктов, ждала “В гостях у сказки” по выходным.

Ад начался сразу после 1 сентября, когда оказалось, что я зеркалю буквы, переставляю слоги в словах и оч медленно в сравнение со сверстниками читаю.

Но тогда о дислексии никто не слышал и меня просто записали в отстающие. Это было ужасно унизительно и грустно потому что до школы взрослые редко меня ругали, а главное я не понимала, что же их так бесит и злит? Ну написала я “ам”, а не “ма” в прописи, большая ли разница?
Мама страдала страшно и требовала от меня четверки и пятерки. Как? Занимайся больше! Ей ведь хотелось быть мамочкой дочери-отличницы в белом фартуке, с гофрированными бантами в косах. А не мамой троечницы, которую вызывают в школу и отчитывают на родительском собрании.

После первого вызова в школу мама вернулась домой такой подавленной, так строго отчитывала меня, срывающимся голосом, тыкая пальцем в прописи, что я совсем скисла. Я ужасно испугалась и пристыженно смотрела на буковки, не понимала почему вдруг они стали маме дороже меня, книжек перед сном, важнее того, что я каждый день гуляла с сестренкой.

А на следующий день я слегла с температурой. Жар стал спасением. От меня на время отстали с закорючками и букварем.

Пока я лежала и слушала через туман 38 и 4 голоса родителей, я как-то поняла, что мама страдает из-за неприятностей, которые тянулись вереницей за двойками за диктанты и контрольные списывания предложений с доски. От меня ждали четверок и пятерок, а не грамотности интуитивно почувствовала я. Это проще! Я хорошо помнила, как из любопытства влезла ладошкой в банку с синей краской в детском саду. Пленка на поверхности банки легко лопнула, я перепачкала пальцы. Воспитательница громко ругалась, но когда я извинилась, как дома учила бабушка, Татьяна Ванна сразу поверила и стихла. В краску я лазила мизинцем и дальше, но уже не попадалась.

Делай, что хочешь, главное – не попадайся и дай взрослым то, что они хотят – это стало моим девизом на долгие годы!

Проболев непонятной болезнью неделю – ничего кроме высоченной температуры – я примирилась и вернулась в школу. В твердой уверенности вернуть расположение мамы.

Не сразу, постепенно я превратилась в настоящую приспособленку. Я подружилась с отличницей, развила до совершенства боковое зрение, чтобы ловко списывать диктанты. В старших классах наловчилась излагать и сочинять короткими предложениями, простыми словами, избавилась от тройки в четверти по русскому и проблема рассосалась. Меня перестали дергать учителя, я ведь не портила им статистику, их не ругали в РОНО за низкую успеваемость класса, а маму не вызывали в школу. Жизнь наладилась, проблема притворилась решенной.

Конечно, учителя все понимали, но предпочитали благоразумно не замечать. Меня никогда не вызывали на русском к доске, пропускали в домашке зеркальные буквы. Однажды моя отличница заболела перед диктантом и мне пришлось наесться снега, чтобы тоже затемпературить. А в другой раз – “забыть” сдать контрольную тетрадь.

Новенький, который появился у нас во втором классе шантажировал все рассказать взрослым. Я в отчаянии одаривала его жвачкой, которую привозила из-за границы мамина подруга – она работала стюардессой Аэрофлота на международных рейсах.

Привычка приспосабливаться и искать другие пути получать 4 и 5, если я не могла взять учебой, стала для меня обычным делом. Я брала изобретательностью и индивидуальным подходом. Помню, когда у нас уже в старших классах сменилась учительница химии и я вдруг вообще перестала понимать предмет и решать задачки. Но мы договорились с химичкой, что в каникулы я буду приходить и сдавать ей темы одну за одной, и тогда мне поставят 4. Я выучивала химические формулы наизусть – запоминая как они выглядят на листке бумаги. Подозреваю, с таким же успехом я могла учить стихи на китайском, записанные иероглифами.
Кажется, никогда потом я так бездарно не тратила время!

А какая пытка диктанты в музыкальной школе по сольфеджио! Когда ты привыкла и легко воспринимаешь мелодию на слух, но записать ее не можешь потому что за семь лет учебы так и не запомнила на какой нотной строчке какая нота! Для специальности я подписывала ноты простым карандашом, а преподавательница злилась, что я, лентяйка, не хочу приложить малейшего усилия и их запомнить. Но я не могла! Физически не давалось. Я столько часов старалась! Бестолку.

Я пишу сейчас я снова вспоминаю свое бессилие и подавленный гнев от того, что я не могу договориться со взрослыми. Что они придумали какие-то дурацкие правила, которые мне не по зубам! И я вынуждена все время выкручиваться, притворяться, списывать! Помню чувство тотального одиночества, что никто кроме самой меня не пытается мне помочь понять, как я смогу дотягиваться до школьных нормативов. При этом это сечас я могу четко сформулировать, что я чувствовала, что со мной происходило, но в детстве мне было просто плохо. Толскливо и я все время ждала, когда же мука закончится. Взрослые только все время требовали то деепричастные обороты выделять запятыми, то формулу трения, я сейчас даже таблицу умножения помню с трудом и спокойно без нее обхожусь, а вы таблицу помните?

Ладно. Вечно страдать и жалеть себя не в моем характере. Я придумала под каким углом нужно смотреть на ситуацию, чтобы чувствовать себя комфортно. К окончанию школы я привыкла со злорадством думать, что ловко обвожу всех вокруг пальца. Так или иначе, но заставляю учителей ставить мне такие желанные мамой 4 и 5.
Стала ли я грамотней? Нет, конечно. Хитрей? О, да! Это был бесценный урок столкновения с миром, приспособления к нему. Горчило только гаденькое чувство, что я обманщица, хитрюга и занимаю положение, которое мне не принадлежит. Такой была оборонная часть медали. Но школа, ура, осталась позади.

Но теперь мама придумала университет. Чтоб его! Да еще и факультет журналистики. Дайте две!

Но я поступила. Потому что давно знала, что сочинения нужно писать оч простыми словами и оч короткими предложениями.
Шутка)
Короткими и простыми, это да, но еще – поступать надо через рабфак. Там преподы сами проверяли у нас сочинения перед официальной комиссией.

Дислексия – или…..? Как распознать характерные ошибки, присущие дислектику?

И тут мамина победа едва не сменилась настоящим моим личным поражением.
На журфаке немыслимое количество русского языка! Почти как на филфаке. С диктантами, семинарами в маленьких группах. Я снова чувствовала себя полной дурой! Сходила с ума от бессилия, что не могу запомнить и понять то, что легко могут другие дети.

Преподы русского языка хлебнули с моей безграмотностью. Удивительно, что и тут никому не пришло в голову отправить меня к врачам. Рекомендовали читать побольше (куда уж больше?), писать словарные диктанты, не лениться, делать упражнения – стандартный набор. Я сейчас смотрю на это время и не понимаю, как студенчество можно было превратить в такую пытку? И главное – зачем?

Но тогда я смирилась, привыкла нарабатывать свою тройку по русскому хорошим отношением и старалась не переживать.

Я вышла на работу в “Коммерсантъ” и стала компенсировать неудачи в учебе усердным трудом, тут это ценилось. В редакции стояли персональные компьютеры с проверкой орфографии, а пунктуацию я интуитивно расставляю правильно. В газете у меня был редактор, корректор, рерайтер – было кому исправить мои ошибки. Я отмучилась и универе и почти забыла о своей особенности. Пока не появились социальные сети.

Вот тут меня снова заставили краснеть, как школьницу. "У вас ошибка!", орали грамма нации. У меня подкашивались коленки и я спешила вычитывать текст. "Эта дура не может отличить кАпну от кОпну", злорадствовали другие. Я охала и хваталась за сердце, пила боярышник на спирту – ужасно горько. Сколько раз я слышала: как она может учить писать других тексты и книги, если сама пишет с ошибками?! Я задыхалась от гнева и несправедливости, хотела сказать, что уметь писать и уметь писать грамотно – разные вещи, но молчала.

Когда уже мои дети пошли в школу, я поняла, что стесняюсь написать от руки заявление или записку, я боялась сделать ошибку и тогда учителям станет понятно про меня многое. И тут мой почерк пришел на выручку: он стал настолько неразборчивым, что я и сама с трудом разбираю. Когда я писала записки, учителями ломали глаза, а потом звали сыновей:

– Переведи, что мама хотела сказать?

Чтобы не краснеть за тексты в социальных сетях, я даже нанимала корректора, а потом поняла, что платная проверочная программа проверяет текст вполне приемлемо, не замечает только описки. Но работа с корректором помогла взглянуть на проблему с другой стороны. Оказалось, многим читателям только мерещатся ошибки! Уж не знаю почему, но часто громко требуют исправить правильное на неправильное, с железобетонной уверенностью, с пеной у рта.
Это открытие так меня озадачило, что я стала читать на тему грамотности и безграмотности все, что могла найти. Тут меня ждало несколько парадоксальных открытий.

Например. Грамотности, которую многие считают такой же естественной и необходимой, как умение есть с закрытым ртом, чуть больше 100 лет. До повсеместного школьного образования грамотными считали всех, кто умел хоть как-то читать и писать. О соблюдение правил стали строго настаивать только в 30-е годы XX века, когда многие страны провели реформы языков. Помните, когда из нашей азбуки изъяли яти и веди?

Например. На планете Земля до сих пор не умеют ни читать, ни писать 759 миллионов. Треть из них – женщина. 72 миллиона детей никогда не ходили в школу.

Например. Если человек не занимается интеллектуальной работой, лет через 20 после окончания школы он разучивается не только грамотно писать, но и писать вообще! И даже читать! Не верите? Посмотрите государственные курсы для взрослых по чтению и письму. Они открыты в Западной Европе и в Соединенных Штатах, в Австралии и Новой Зеландии. Тема неудобная и стыдная для стариков, которым проще ворчать и жаловаться на плохое зрение и притворяться, что снова легкомысленно оставили дома очки, чтобы им из доброты прочти меню в ресторане, вместо того, чтобы признаться – я забыл как складывать буквы. Поэтому все эти курсы анонимные, но учатся на них носители языка, а не эмигранты.

Например. Преподаватели русского языка в педагогических вузах рассказали мне, что согласно статистике и замерам, уровень грамотности новых поколений студентов вопреки расхожим мнениям и скандальным статьям, остается примерно на одном уровне со времен процветания Советского Союза. Жалобы на то, что растут безграмотные поколения сродни вере, что в нашем детстве трава была зеленее, а мороженое слаще.

А дислексиков стали распознавать чаще. Это правда. Вот только стала ли наша жизнь от этого слаще? Я медленно читаю и никогда не научусь писать без ошибок хотя и доросла уже до 40 лет. Я написала этот длиннющий пост под впечатлением от истории приятельницы, у которой растет дочь с дислексией. Чтобы поддержать ее, если такое возможно.

Девочка учится во втором классе московской школы. Учительница знает про диагноз. Но это не помешало ей прочесть ошибки, которая ученица с таким же диагнозом, как и у меня, сделала в диктанте. Одноклассники громко гоготали. Девочка отказалась потом идти в школу…

И мне захотелось рассказать этой школьнице, что я такая же как она. Что нам не дано многое, что может большинство людей, но это не значит, что мы хуже. Мы просто другие. Да и все люди настолько разные! Я вот недавно читала рассказ взрослого аутиста о том, как он думает с помощью цветов, цифр и звуков, вот это жизнь! Вот это уровень проблемм, который нам дислексикам и не снился! Как я понимаю, отчаяние объяснить родителям, что разницы 29 умноженным на 762 и “я устал от шума” – значит для него одно и тоже! Про усталость от громких звуков просто можно сказать двумя способами, чего тут непонятного?

Только недавно, получив уже взрослой справку о диагнозе, как индульгенцию, я вдруг почувствовала, что в сущности, я никому не причиняю мощный урон тем, что не могу быстро читать и писать без ошибок. Все мы такие разные! И я особенность не стоит колкостей и унижений, которые прилетают до сих пор.

Вот только задумайтесь, способность видеть звуки в цвете, которая многих восхищает в Набокове, один из признаков дислексии. «Хронической безграмотностью» страдали Ганс Христиан Андерсен, Агата Кристи, Альберт Эйнштейн – и это только самые известные. Знаменитое зеркальное письмо и Леонардо да Винчи – и есть дислексия! Другие его тексты пестрят грамматическими ошибками. У многих, вероятно, случается разрыв шаблона когда они сталкиваются с тем, что люди, которые профессионально работают с текстом, могут делать ошибки.

Всего один только раз за время моих ученических мытарств я услышала слова поддержки от преподавателя русского языка:

– Не расстраивайтесь, – сказал мне университетский преподаватель, возвращая мой, как всегда кроваво-красный от исправленных ошибок диктант. – Вы просто каждый раз придумываете каждое слово заново.

Мой секретный телеграм: https://t.me/olgasolomatina

Світлина від Ольги Соломатиної.

Слишком умный, чтобы быть дислектиком?

Дислексия и интеллект

Дислексия не привязана к уровню интеллекта. Как правило, дислексия обычно обнаруживается у детей  с интеллектом выше среднего. Это часто сбивает родителей  и учителей с толку. Ребенок, очевидно, умный и способный, не может справиться с элементарными вещами - чтением и письмом!

Но часто обращение за помощью своему ребенку к школьным специалистам только вводит родителей в заблуждение.

Когда они поднимают вопросы о затруднениях  своего чада, им отвечают, что их ребенок «слишком умный», чтобы иметь дислексию. Даже, когда школьные психологи тестируют ребенка на проблемы с обучением, говорят, что ребенок не испытывает достаточных трудностей. И что помощь ему не требуется. Часто родители слышат от учителей, что их ребенок  ленив, и ему просто нужно больше стараться.  Или специалисты могут ошибочно навешивать другие ярлыки, такие как «Дефицит внимания» или «Поведенческое расстройство».

Какие опасности таит такой подход для дислектика?

Такие заявления основаны на дезинформации и могут быть даже вредны.

Это обескураживает ребенка, который прилагает максимальные усилия для того, чтоб быть успешным. Ведь он-то знает, как тяжело он трудится! Гораздо больше, чем его одноклассники.

Однако в школьной обстановке они попадают в печальную реальность. «Дважды одаренный» ребенок, конечно, плохо подходит для специальных образовательных услуг, доступных в школе. Эти услуги ориентированы на детей, которые гораздо менее функциональны, чем школьники с дислексией.  Фактически, "яркие" дети с дислексией, помещенные в специальные коррекционные условия, со временем демонстрируют худшие результаты, чем дети, которым вообще не оказывали помощи.


Как распознать ошибки, присущие дислектику? 

Проблемы в обучении? Получите рекомендации для педагогов школы.

Диагностика проблем обучения в Киеве.

Симптомы или признаки дислексии.


Какой выход для дислектика в школе?

К счастью, официального диагноза не требуется, чтобы получить помощь. Эти трудно диагностируемые дети очень быстро продвигаются, когда их знакомят с инструментами  и концепциями  Дейвиса.  Они способны очень быстро понять и освоить ментальные инструменты  и устранить перцептивные барьеры, которые они получают в ходе базового курса Дейвиса. Навыки саморегуляции, полученные на курсе, позволяют со временем обходиться без посторонней помощи - тьютора, репетитора, коррекционного педагога.

После программы Дейвиса, эти дети  демонстрируют быстрый и заметный успех.  Заметно лучше читают и пишут - намного выше своего прежнего уровня. А также могут эффективно применять свои приобретенные навыки, чтобы преуспеть в школе.

Только у нас! 

В центре коррекции проблем обучения "Примавера" коррекционные курсы проводят опытные лицензированные методисты из Израиля.

Записывайтесь на диагностику!

 

 

Нейрокоррекция речевых и образовательных проблем. ч.2

Мозжечковая стимуляция.

Иногда трудности моторного планирования выглядят как неловкость, нарушение координации движений. Может показаться, что это не имеет отношения к речи, но это части одного процесса.

Родителям кажется, что неуклюжесть, нарушения баланса и координации движений – это, скорее, особенности ребенка, а не неврологические проблемы, но эти «особенности» являются признаками нарушений работы ствола мозга и мозжечка. Они часто диагностируются у детей, имеющих задержку речевого и психического развития, нарушения аутистического спектра, синдром Аспергера, нарушения поведения и внимания.

Различные методики, направленные на улучшение функций работы мозжечка (методика центров Доре, методика Бильгоу и т. д.), можно объединить под общим названием «программы мозжечковой стимуляции».

Что такое мозжечковая стимуляция и как она  влияет на обучение чтению и письму?

Программа мозжечковой стимуляции – это своеобразный «букварь для мозга». Она обеспечивает мозг базисными навыками, которые помогают усваивать любую информацию. В возрасте до трех лет движения, которые на первый взгляд имеют отношение только к развитию тела, влияют на развитие интеллекта больше, чем чисто «книжные» занятия – обучение чтению и письму.

Очень долго ученые считали, что мозжечок регулирует только равновесие, движение глаз и координацию движений, однако за последние несколько десятилетий роль мозжечка пересмотрена. Многие исследователи теперь считают, что мозжечок – это ключ к обучению буквально всему. В том числе к нормальному интеллектуальному, речевому и эмоциональному развитию.

Дело в том, что мозжечок связан со всем структурами нервной системы. Червь мозжечка отвечает за регуляцию эмоций и внимания, он связан с вестибулярными системами мозга, которые поддерживают равновесие и координацию движений. Полушария мозжечка активно участвуют в формировании двигательных навыков и развитии умственных способностей. В мозге существует обратная связь от мозжечка к лобным долям. Она помогает интегрировать сенсорное восприятие и движение, а это, в свою очередь, позволяет интегрировать эмоциональные ответы, языковую способность, способность планировать свои действия.

Мозжечок получает информацию о положении тела в пространстве. Если мы посадим ребенка на резиновый мяч вместо стула, ребенок будет вынужден прикладывать некоторые усилия для поддержания равновесия.  Так происходит стимуляция мозжечка. Хотя мозжечковая стимуляция называется мозжечковой, она затрагивает и другие важные структуры мозга, регулирующие речь и поведение ребенка.

Программа мозжечковой стимуляции нормализует работу ствола мозга и мозжечка, как следствие улучшает:

  • восприятие устной, письменной речи;
  • навыки механического чтения;
  • математические способности;
  • все виды памяти;
  • навыки владения телом.

Результаты достаточно быстро проявляются в улучшении поведения, внимания, речи ребенка, успехах в учебе. Мозжечковая стимуляция значительно повышает эффективность любых коррекционных занятий (с логопедом, психологом, дефектологом).

В программу мозжечковой стимуляции включают следующие методики:

• упражнения на Постурографе – созданном для оценки и тренировки равновесия, координации движений, мышечного чувства;

• система упражнений на балансирной доске;

• упражнения на интерактивной платформе;

• а также упражнения на любых неровных поверхностях – гимнастических мячах, «бобах», надувных дисках и прочее.

Занятия можно начинать в любом возрасте. Важно соблюдать регулярность занятий – 3-4 раза в неделю.

На сегодняшний день существуют коррекционные методики, которые трудно считать чисто медицинскими или чисто педагогическими. Развитие моторного планирования, мозжечковая стимуляция и т. д. Врачи их отвергают, считая педагогическими, а педагоги не понимают, какой физиологический смысл  в них заложен. Однако именно за этими методиками будущее. Потому что они воздействуют на причину речевых нарушений, а не только на последствия.

Специалисты центра  "ПРИМАВЕРА" применяют метод мозжечковой стимуляции в комплексной терапии расстройств обучения и развития с 2016 года. За эти годы мы накопили практический опыт с большим количеством детей.  Гарантируем, что ни один из методов, которые используются в нашем центре, не может навредить вашему ребенку.

Читайте живые отзывы на нашей странице и приходите! Мы знаем, как помочь вашему ребенку.

Нейрокоррекция речевых и образовательных проблем. ч.1 Моторное планирование.