О массовой ошибке практики поведенческого анализа. Перевод с английского.

Почему нельзя ставить поведенческие цели превыше социально-эмоционального развития.
Приближалось время ужина, маленький «Макс» был голоден и устал. После напряженного и активного дня, у него еще была продолжительная домашняя сессия с поведенческим терапевтом. Сессия была в разгаре,когда входная дверь распахнулась : мама мальчика пришла с работы.
Улыбаясь и светясь от восторга, мальчик тут же побежал к двери, ему не терпелось обнять маму, но тут вмешался терапевт и велел ему вернуться на место и закончить свое задание. Когда ребенок снова попытался подбежать к своей матери, терапевт встал на пути,загородив маму. Разочарованный, Макс разрыдался,он стал кричать и пытался ударить терапевта в знак протеста. Ему потребовалось несколько долгих часов, чтобы успокоиться.
Ошибка? Терапевт сосредоточился на поведенческих целях без учета социального и эмоционального функционирования ребенка. Будучи практикующим детским психологом, я регулярно наблюдаю этот подход в терапии у детей с задержкой развития и с проблемами психического здоровья. Это не только неэффективно, но и потенциально может навредить нашим уязвимым детям и их семьям.
Как писал психолог Росс Грин, дети делают что-то хорошо,когда они это могут. Когда ребенок не соглашается с тем, что мы просим его выполнить, мы должны понимать, что ребенок, вероятно, не делает это назло, чтобы плохо себя вести, а скорее реагирует в пределах своей незрелой социально-эмоциональной системы, которая все еще развивается. Первый шаг для решения этой проблемы: прекратите пытаться управлять и контролировать поведение ребенка до того, как у ребенка будет развита способность к самоконтролю.
Слишком часто взрослые реагируют на проблемное поведение - будь то вербальные протесты, физические действия, или эмоциональные вспышки - путем демонстрации последствий для этого «выбора». Но этот подход предполагает, что у ребенка есть способность управлять эмоциями и делать выбор,как-будто ребенок может по-другому вести себя,не в ущерб своей психике. Это предполагает, что у него достаточна развита «Исполнительная функция». Но для многих детей с особенностями развития, подростков и даже молодых людей требуются годы жизненного опыта для развития этой способности.
У Макса, конечно, этой способности еще не было. Требование его терапевта превысило возможности Макса на данном этапе развития. Более того, терапевт должен был похвалить ребенка за то, что он хотел поздороваться с мамой, ведь стремление к эмоциональной связи и к контакту должно быть главной целью всех методов терапии. Такие поддерживающие отношения образуют основу, которая необходима для создания нейронных связей в мозге и, в свою очередь, в будущем будет способствовать развитию способности к контролю поведения и исполнительной функции.
Конечно, нет ничего плохого в том, чтобы помогать детям развивать навыки, учиться терпению или стремиться к большим возможностям. Но основная проблема, которую я вижу в поведенческой терапии,заключается в следующем: Когда мы настаиваем на том, чтобы дети с особенностями развития контролировали свое поведение до того, как они в состоянии это сделать, есть риск причинить больше вреда, чем пользы их психическому здоровью и социально-эмоциональному развитию.
Нам стоит несколько сместить фокус в терапии, принимая во внимание законы развития детской психики,подтвержденные нейронаукой и проявляя заботу об эмоциональном состоянии ребенка. Первый шаг: обратите внимание на то, что ребенок показывает нам в своем теле.
Обращайте внимание на физиологические признаки стресса:
• Физические реакции, такие как плач, протест, увеличение частоты сердечных сокращений, широко открытые глаза, попытки убежать, ударить.
• Отсутствие эмоциональной включенности, “замороженное” выражение лица; отсутствие интереса к другим; монотонный голос; зажатость и медлительность в движениях.
Если вы наблюдаете за ребенком, проявляющим стрессовые реакции, расставьте приоритеты:
• Прежде всего, дайте ребенку сигналы о том, что он находится в безопасности (физически и эмоционально).
• Стрессовая реакция является показателем того, что наши требования к ребенку превосходят его способность к выполнению задачи.
• Будьте гибкими в отношении планов и немедленных целей терапии, чтобы сохранить теплую и дружескую атмосферу в работе с ребенком.
В целом, обращать внимание нужно,прежде всего,на то, что ребенок показывает нам в своих эмоциональных и телесных реакциях, а не на то,насколько хорошо он усвоил навыки и выполнил план. Это лучший способ определить, готов ли ребенок учиться или приобретать новое умение.
Когда мы в первую очередь уделяем внимание эмоциональным потребностям ребенка и чутко на них реагируем, поведение будет улучшаться естественным образом с течением времени, поскольку ребенок испытывает безопасность на эмоциональном и физическом уровнях. Все специалисты, работающие в областях психического здоровья и развития, должны понимать центральную важность этой прочной основы для детей и семей. Способность к установлению теплых, доверительных отношений с другими и эмоциональная стабильность являются лучшими маркерами для целей терапии и служат лучшей основой для будущего роста.
Автор статьи: Mona Delahooke, Ph.D., клинический психолог с двадцатилетним опытом работы с детьми с особенностями развития.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий