ИНФОРМАЦИЯ

Автор:Tamara

Заставить мозг учиться: как использовать нейробиологию на практике

Вопрос «Можно ли заставить мозг учиться?» вовсе не так прост, как кажется. Более того, эта формулировка вводит в заблуждение — ведь предполагается, что есть умеющий обучаться орган, отвечающий за высшую нервную деятельность, а есть «я», которое может принудить его к чему-то. На самом деле наука пока затрудняется ответить, кто кем управляет: сознание мозгом — или наоборот. Строго говоря, ни философы, ни психологи, которые глубже всех исследуют эту проблему, до сих пор не могут определить, что такое сознание и есть ли оно вообще!

 

Но кое-что о мозге мы всё же знаем — например, что «заставить» его невозможно: он не поддается прямому силовому воздействию. Именно поэтому «правильные» советы вроде «просто сядь и сосредоточься» работают, если у вас и так нет проблем с концентрацией (а значит, вам и не надо себя заставлять). И не работают, если такого рода сложности существуют, потому что они — особенность вашего мозга, а другой вам взять неоткуда. Но есть и хорошие новости: зная эти нюансы, мы можем создаватьтакие условия, в которых мозг будет функционировать, как нам нужно (или, во всяком случае, лучше, чем прежде).

Мозг постоянно меняется и учится

Мозг создан природой таким, чтобы все время находиться в процессе обучения. Его способность трансформироваться, приобретая тот или иной опыт, и сохранять эти изменения называется «нейропластичность» — термин, подчеркивающий отличие сегодняшнего взгляда на проблему от бытовавшего ранее.

Еще недавно считалось, что мозг — это вещь в себе, как точно настроенный и запрограммированный самостоятельный механизм. Как черный ящик внутри черепной коробки, до которого не докопаешься. Затем ученые стали находить доказательства того, что этот орган не рождается «готовым», а активно взаимодействует с окружающей средой, пока формируется.

Прежде всего, об этом свидетельствовали исследования так называемых детей-маугли: брошенные в дикой природе, не слышавшие человеческой речи, они не могли освоить навыки принятого в обществе поведения и улучшить свои интеллектуальные способности до состояния взрослого, отставая в развитии всю жизнь (обычно не очень долгую). Вскоре стало очевидно, что детский мозг пластичен, период такой податливости назвали «критическим», потому что восполнить недостаток обучения в это время в дальнейшем уже невозможно.

В середине прошлого века опыты на мышах показали, что развитие в обогащенной всякими игрушками и активностями среде делает кору полушарий толще, а у тех грызунов, что росли в скучной и бедной обстановке, подобных изменений не наблюдалось.

Нейрокартина мира окончательно изменилась, когда было доказано, что мозг, обучаясь, способен расти и у взрослых людей. Классический пример, подтверждающий справедливость этого утверждения, — результаты, полученные в серии исследований лондонских таксистов. Водители запоминали подробные карты огромного города для сдачи экзамена: чем больше знал испытуемый, тем крупнее был его гиппокамп — отдел, отвечающий за память.

Таким образом, современная наука пришла к окончательному выводу, что мозг способен меняться всю жизнь, а следовательно, обучение — это естественное и перманентное его состояние. Потому и заставлять никого не надо — нужно только создать такие условия, в которых мозг будет учиться тому, чему хотите научиться вы сами (иначе он усвоит что-нибудь бесполезное вроде очередной дурной привычки).

Для того чтобы это произошло, необходимы (кроме собственно мозга) несколько компонентов: мотивация — чтобы активизировать его ресурсы; внимание — чтобы обратить его на определенный предмет; память — чтобы усвоить узнанное; творческая свобода — чтобы позволить мозгу построить новые связи. И отсутствие препятствий в этом сложном процессе.

Как найти мотивацию и получать удовольствие от обучения

Мотивация — это то, что побуждает нас к действию, которое поможет удовлетворить наши потребности. Так вот, у мозга есть такой стимул всегда!

Исследовательское поведение — врожденная потребность человека, связанная с выживаемостью, такая же как сон, продолжение рода, добывание пищи.

Если у нас не будет способности обнаруживать вокруг новое и изучать его — мы можем не заметить опасность или не придумать, как оградить себя от нее заранее. А где есть эволюционная потребность — там в большинстве случаев есть и желание ее удовлетворить. Этот процесс, в свою очередь, вызывает у нас ощущение удовольствия, активируя дофаминовую систему поощрения. Так мозг побуждает нас заниматься действительно важными для продолжения жизни вещами.

Проще говоря, нам приятно учиться, что называется, по определению — если только этот процесс рационально организован, а не так, как было в школе.

Получать удовольствие очень важно, чтобы сохранять мотивацию, и испытывать радость при этом можно не только от самого исследования. Дофаминовая система поощряет нас, когда мы учимся, а в наших силах — поощрить ее саму в процессе обучения, чтобы создать более устойчивую связь между этим занятием и удовольствием.

Поощрения могут быть краткосрочными и долгосрочными. Первые эффективно используются, например, при геймификации обучения, когда процесс делят на этапы, за завершение каждого из которых дается вознаграждение. Мы охотнее усваиваем новые знания, умения и навыки, соревнуясь в группе за всякие баллы, значки и прочие фантики.

Но даже если человек учится в одиночестве, награда за каждый пройденный этап, ценная именно для него, может сильно ускорить процесс. Например, для меломана обещание купить редкую пластинку после каждых 250 новых слов иностранного языка, выученных им, — хорошая мотивация.

Не стоит только использовать в качестве краткосрочного поощрения то, что нарушает работу дофаминовой системы: сладкую и жирную пищу, сигареты, алкоголь и наркотики, — такие приемы могут, наоборот, сломать ваши механизмы вознаграждения, да еще и сформировать у вас болезненные привычки.

Долгосрочная мотивация возможна благодаря тому, что наш мозг в каком-то смысле слеп и глух и не совсем понимает, что на самом деле происходит, а что — нет. Назначая себе ништяки, которые получим, если справимся со своими задачами, мы стимулируем дофаминовую систему, особенно когда используем силу воображения и визуализацию. Абстрактные фантазии менее привлекательны для нашего мозга, а вот более конкретные он, наоборот, воспринимает как реальность, не всегда видя разницу.

Когда ваше обучение встроено в мечту, которую вы подпитываете воображением, у мозга будет больше мотивации учиться. Лучше всего, если новый навык связан с желанием эволюционно преуспеть: сделать карьеру, найти хорошего партнера, получить статус и славу, переехать в страну с высоким уровнем жизни, заработать на безбедную старость — что-нибудь выживательное.

Каждый раз, когда вы вызываете в воображении этот образ, ваш мозг вырабатывает дофамин, мотивирующий вас добиваться желаемого.

Как управлять вниманием и научиться концентрироваться

Внимание — это направленность восприятия на объект изучения. Именно оно позволяет нам выбрать что-нибудь из всего разнообразия внешнего мира, сконцентрироваться на нем — и потерять из виду все остальное.

Пресловутый тайм-менеджмент — это на самом деле управление вовсе не временем (над ним мы не властны), а вниманием. Именно от того, как оно распределяется, зависит, сколько минут и часов мы проведем эффективно, а сколько потратим впустую.

Нейробиология пока не может ответить на вопрос, какой процесс более важен для направленного внимания: усиленная обработка мозгом сигналов от объекта, на котором мы сконцентрированы, или приглушение «шумов», — потому полезно понять, что есть что. В наших силах минимизировать именно «шумы», закрыв лишние вкладки браузера, выключив смартфон или найдя более уединенный столик в кафе. Улучшить концентрацию можно, только регулярно упражняясь в этом искусстве.

Корпоративный культ многозадачности приводит к тому, что мы уже считаем вполне естественным постоянно отвлекаться от предмета нашего изучения на десяток мессенджеров и соцсетей. Подразумевается, что человек может одновременно концентрироваться на нескольких процессах и быть в каждом из них одинаково эффективным. На самом деле это миф.

Нет многозадачности — есть переключаемость, когда сначала мы сосредотачиваемся на одном предмете и игнорируем (насколько это возможно) остальную окружающую информацию, а потом — на другом, который раньше был в числе «шумов», и гасим сигналы от первого объекта.

Для такого переключения необходимы время и ресурсы — и чем чаще и бессистемнее происходит эта перемена фокуса концентрации, тем сильнее утомляется мозг. Потому чем дольше вы работаете в режиме многозадачности — тем хуже результаты вашего труда.

Сегодня уже говорят о ситуативно обусловленном синдроме дефицита внимания, когда здоровые люди из-за того, что они постоянно отвлекаются, демонстрируют такие же симптомы, что и те, кто с рождения страдает СДВГ: неспособность сосредоточиться и довести дело до конца, повышенная утомляемость и раздражительность — а в итоге депрессивность и отсутствие веры в себя. Обычно приобретенный дефицит внимания корректируется расстановкой приоритетов и тренировкой однонаправленной концентрации. Последняя тоже отнимает довольно много сил и порой утомляет похлеще физических нагрузок, но всё же этот «скилл» можно «прокачать», причем не только с помощью медитации, но и регулярно выполняя специальные упражнения.

Оптимальный вариант — найти свой порог утомления при однонаправленной концентрации и сделать его временно́й единицей работы.

Этот принцип лежит в основе метода «Помидора»: рабочий день разбивается на несколько блоков, состоящих из четырех 25-минутных периодов непрерывной концентрации и 5-минутных интервалов отдыха между ними. После каждого блока делается большой перерыв на полчаса. Кому-то удастся сохранять однонаправленную концентрацию только 20 минут, кому-то подходят отрезки в 1,5 часа. Но принцип один и тот же — вас ничто не должно отвлекать. В перерывах же, наоборот, нужно дать себе расслабиться и переключиться на что-то, не требующее напряжения: посмотреть в окно, полежать с закрытыми глазами, — а на «большой перемене» — прогуляться на свежем воздухе. Этот метод подходит не только для самостоятельной учебы, но и для работы, а также решения творческих задач.

Привычка отключать оповещения соцсетей и мессенджеров во время работы может показаться малодушием и ретроградством — но на самом деле с биохимической точки зрения этот прием позволяет пустить весь «гормон удовольствия» на мотивацию. Мы уже писали о том, как соцсети стимулируют дофаминовую систему: любое оповещение сулит нам толику социального признания — лайк или сообщение — поэтому при каждом писке смартфона дофамин впрыскивается в мозг и щекочет нас, пока мы не уймем зуд и не проверим входящие. Это отнимает у нас ту радость, которую мы сформировали, концентрируясь на изучении своего предмета, воображая, какие сокровища оно нам принесет, и ожидая небольшой награды за пройденный сегодня этап.

Как запомнить материал и потом найти его в памяти

Знания в мозге не хранятся в отдельном месте, как драгоценности в шкатулке. Более того, попадая к нам в голову, они теряют свою целостность и как бы по битам растаскиваются по ассоциативным зонам, существуя в полуразобранном состоянии в виде нейронных сетей.

Сведения о предметах, которые вы изучаете одновременно, сохраняются в форме связей. И когда затем вы вспоминаете один из них — то незамедлительно выуживаете из памяти информацию и о другом.

Именно эта особенность нашего мозга лежит в основе всех мнемонических приемов — например, несвязанная последовательность слов запоминается гораздо хуже, чем их цепочка, в которой они объединены в какую-нибудь историю. По тому же принципу работает метод систематизации данных в виде блок-схем и таблиц: информация графически дублируется, и расположение геометрических объектов позволяет подключить визуальные ассоциации для запоминания отношений между абстрактными понятиями.

Связывание нейронов — важнейший этап запоминания, а потому лучший способ удержать в голове какой-либо факт — «соединить» его ассоциативным мостиком с другим, хорошо вам известным и часто используемым. Такие сведения с большей вероятностью останутся у вас в памяти, нежели бесхозные, ни с чем не связанные (их мы часто называем «бесполезными»). Это еще одно свойство нейропластичности: то, что не используется мозгом, исчезает из него вместе с нейронными путями.

Поэтому высший пилотаж в самостоятельном обучении — включить его в свою рутину, связать с профессией, работой или бытом, встроить в привычный образ жизни и сделать ее частью. Тогда у вашего мозга не останется возможностей «выкинуть» все выученное за ненадобностью.

Забывание может быть важной частью запоминания. На физиологическом уровне самыми крепкими являются нейронные связи тех знаний, которые используются регулярно с перерывами, когда вы успеваете немного «подзабыть» то, что выучили. А вот сведения даже о тщательно штудируемом предмете могут потеряться при переходе от краткосрочной к долгосрочной памяти, если их время от времени не ворошить. Вывод: лучше усваивают материал занимающиеся понемногу и регулярно, как бы безнадежно скучно это ни звучало.

Мозг также очень любит паттерны, потому-то так хорошо запоминаются дурацкие стишки и примитивные песенки. Иногда это может оказаться очень полезным — например, многих в школе от кромешных двоек по русскому языку спас стихотворный список глаголов-исключений: «Гнать, дышать, держать, зависеть, / Видеть, слышать и обидеть, / А еще терпеть, вертеть, / Ненавидеть и смотреть».

Как добиться от мозга творческого подхода к задачам

Для того чтобы из полученных знаний синтезировались интересные открытия и оригинальные идеи, необходимо давать себе передышку в потреблении информации.

Когда мы сконцентрированы, работает префронтальная кора, или исполнительная система мозга. Это рациональная и последовательная, но немного занудная его часть, она помогает нам делать то, что правильно.

Чтобы активизировать наши творческие способности (когда мы поступаем и мыслим не совсем «правильно» и рационально), эта структура должна взаимодействовать с так называемой системой пассивного режима работы мозга (СПРРМ). То самое состояние, в котором мы блуждаем взглядом, дремлем, бездумно вертим что-то в руках или просто «завтыкали» и считаем ворон с открытым ртом.

Как всегда, все дело в балансе: творческие прозрения возможны в том случае, когда после хорошей загрузки исполнительной системы мозг переключается в пассивный режим. Менделеев увидел во сне периодическую таблицу, но, если бы он не думал о ней круглыми сутками, пока не зашел в тупик, снилась бы ему всякая обыкновенная чушь. В качестве ключа запуска этого пассивного режима подходит короткий дневной сон, дрема в кресле, пешие прогулки и медитация — но обязательно после очень интенсивной работы.

Что мешает мозгу эффективно учиться

Препятствий для эффективной работы мозга не так уж и много, а их устранение приносит только радость.

Недосып

Регулярная депривация сна снижает скорость наших мыслительных процессов, которые у невыспавшегося человека нарушены, как и у выпившего. Когда мы пребываем в объятиях Морфея, мозг вовсе не отдыхает — иногда он может быть даже активнее, чем днем, но пока доподлинно не известно, что именно происходит в голове в этот момент. Однако совершенно очевидно, что сон не только важен для хорошей работы мозга в целом, но и обеспечивает лучшее запоминание и усвоение материала. Правило «никто не отберет у меня восьми часов сна» может показаться эгоистичным и кощунственным, в современной-то жизни с ее бешеным ритмом, — но вы же всегда хотели сопротивляться системе? Вот вам и повод.

Плохое кровообращение

Интеллектуальные занятия часто предполагают малоподвижный образ жизни — а ведь парадоксальным образом именно он дурно сказывается на умственных способностях!

Мозг — это часть организма, у него нет отдельной системы кровообращения, и если вы не двигаетесь, то и кровь с глюкозой и кислородом к нему поступает плохо. Поэтому в перерыве лучше уделить внимание своему телу и сделать небольшую разминку. Более того, регулярная физическая активность способствует росту гиппокампа, ответственного за обучение и память. Среди нейробиологов есть адепты спортивного образа жизни вроде Венди Сузуки — учитесь у нее.

Стресс

Стресс, особенно длительный и неконтролируемый, отрицательно влияетна наши когнитивные способности, поэтому продуктивно учиться, постоянно пребывая в таком состоянии, очень трудно. Гормон стресса кортизол в хроническом варианте вызывает истончение нейронной ткани гиппокампа — то есть просто ухудшает память.

Плохое питание

Мозг потребляет до 20 % сжигаемых за день калорий, причем интеллектуальные нагрузки интенсивно снижают уровень глюкозы в крови — а когда ее становится слишком мало, мы начинаем делать ошибки. Вообще все поступающие в кровь вещества стоит проинспектировать, если вы испытываете сложности с концентрацией и уж тем более — если наблюдаете у себя признаки СДВГ. Первый претендент на исключение из рациона (или, во всяком случае, на ограничение его количества) — сахар, избыток которого расшатывает дофаминовую систему и не дает префронтальной коре заниматься делом. То же касается и стимуляторов вроде кофе и сигарет: они могут мешать вам учиться, повышая тревожность.

Диагностика проблем обучения

Дислексия - или.....? Как распознать характерные ошибки, присущие дислектику?

Проблемы в обучении? Получите рекомендации для педагогов школы!

Нейрокоррекция речевых и образовательных проблем. ч.2

Автор:Tamara

Профессионалы или самозванцы. Кто сегодня более востребован в Украине?

Рынок услуг для "особят" накаляется. Кого предпочитают видеть в качестве помощников или спасителей - людей с академическими медицинскими или педагогическими дипломами или выросшими на собственном самосознании целителей?

Эфир от 23 августа 2018 года, Киев.

Автор:Tamara

Почему иногда гении плохо читают или еще раз о дислексии.

Плохо читает, ленится учиться, витает в облаках... Знакомо?

В преддверии нового учебного года больше всего вопросов в центр "Примавера" поступает на тему - а что же будет с ребенком после курса?

Те наши подписчики, кто внимательно следит за нашими новостями, уже привыкли, что мы стараемся максимально информировать наших родителей о том, что именно получает ребенок после курса коррекции дислексии по методу Дейвиса. Публикуем живой отзыв о курсе , который в июле 2018 года  у нас в центре Примавера провела методист Виктория Лернер. Мы признательны Анастасии, маме Яна, за отзыв.  Благодарим также Лору  за ликбез и популяризацию метода Дейвиса в Украине!

Наш "Примаверовский" новый год несет нам много позитивных изменений. Следите за анонсами. Двигаемся дальше!

Автор:Tamara

Проблемы в обучении? Получите рекомендации для педагогов школы!

Скоро прозвенит первый звонок и для многих школьников он станет началом новых мучений, родительских волнений и капель валерьянки. Да-да. Пока пресловутая реформа только планирует случиться в наших школах, наши дети живут здесь и сейчас, и какой будет их школьная жизнь, во многом зависит и от вас - неравнодушных родителей.

! Вы заметили, что:


  • ваш ребенок  медленно читает, проглатывает предлоги и окончания слов, додумывает слова, плохо понимает смысл прочитанного;
  • плохо пишет, у него слишком крупный или бисерно мелкий, корявый, почерк;
  • пропускает или заменяет буквы, не вписывается в строку, не применяет или ошибочно применяет знаки препинания;
  • в математике есть проблема с цифрами, путает математические знаки (плюс-минус, больше-меньше), плохо понимает состав числа, не понимает содержание задач без посторонней помощи;

Возможно, у вашего ребенка специфическое расстройство обучения, которое в западном методическом подходе объединяет такие особенности, как дислексия, дисграфия, дискалькулия и синдром дефицита внимания?



К сожалению, в отечественной дефектологии сохраняется устойчивое мнение, что это результат лени и неорганизованности.
Мы, специалисты коррекционного центра "Примавера" , обучающиеся лучшему у лучших, предлагаем принципиально иной подход к диагностике и помощи таких детям.
Мы проводим профессиональную диагностику проблем обучения- дислексии, дисграфии, дискалькулии, синдрома дефицита внимания, - и предлагаем индивидуальные пути коррекции: нейропсихологический подход и специфическую помощь украинских и зарубежных методистов коррекции проблем обучения и развития.

Пройдя профессиональную диагностику, вы получите справку с рекомеднациями педагогам, как оценивать детей с дислексией и другими проблемами обучения, на фирменном бланке с мокрой печатью, для предъявления в учебные заведения.

Это поможет школьным учителям лучше понимать мир дислектика, а ребенку может помочь получить так необходимое ему дополнительное время для выполнения письменных работ.

Запишитесь на консультацию через сайт и получите 200 грн скидки на диагностику! 

Автор:Tamara

Личный опыт: я — взрослый дислектик


Родители детей, столкнувшихся с трудностями обучения, могут испытывать самые разные чувства: печаль, отчаяние, разочарование или даже злость. Не имея четкого представления о дислексии и перспективах жизни с ней, эти мамы и папы нередко боятся, что их дети не смогут освоить школьную программу в ее полноте и уж тем более поступить в институт и достичь успеха в жизни. Что может помочь ребенку-дислектику успешно учиться и раскрывать свои способности? Опытом и советами делятся взрослые люди, которые еще в детстве узнали, что у них дислексия, но это никак не помешало им окончить школу, а затем получить профессию.


Алина Урсу, тьютор, нейропсихолог, член Ассоциации родителей и детей с дислексией
Алина Урсу, тьютор, нейропсихолог, член Ассоциации родителей и детей с дислексией

Я взрослый дислектик с дисграфией и дискалькулией, который стал нейропсихологом и тьютором для детей с ограниченными возможностями здоровья. Еще в школе я научилась сама себе помогать.


Как я читаю

Одна из главных проблем при дислексии — это трудности с чтением, пониманием и анализом прочитанного. У меня есть несколько способов преодоления этого, которые мне помогали еще в школе.

Уже много лет я сопровождаю чтение книг и журналов подчеркиванием самых важных мыслей и вместо закладок использую карандаши. Да, это портит книги. Зато я, выделяя какие-то мысли, вкладываю в чтение свои ресурсы и извлекаю нужную информацию, при этом удерживая внимание. И если мне нужно освежить знания, то это легко сделать при помощи моих пометок.

Мне всегда было физически сложно читать лежа: буквы расплывались, приходилось перечитывать одно и то же несколько раз. По совету учителя литературы приучила себя работать с книгой в основном сидя. Рекомендую каждые 50 страниц вставать для минутного перерыва.

Как я запоминаю новую информацию

Хорошо использовать иные, чем печатный текст, способы представления информации. Например, рисовать себе схемы — это здорово помогало мне на экзаменах в институте. Мне очень нравится образовательный видеоконтент, предлагающий схемы и таблицы.

Незаменимой вещью в процессе учебы для меня стал диктофон. Практически все лекции и обучающий материал записываю в аудиоформате и опираюсь на него при необходимости. Стихи всегда учила, рассказывая их своему отражению в зеркале, получалось легко и быстро, за редкими исключениями.

Очень полезно читать сложные тексты параллельно с толковым словарем, чтобы тут же выяснять значения непонятных слов. Так я готовилась к теоретическому экзамену в автошколе, когда учила вопросы о внутреннем устройстве машины.

Как я борюсь с ошибками на письме

Описки, лишние или пропущенные буквы, глупые ошибки — это то, с чем я неустанно борюсь и что мешает мне начать писать свои статьи, а не ограничиваться короткими сообщениями. Это никак не связано с грамотностью.

Я проверяю письма перед отправкой несколько раз, но все равно проскальзывают досадные ошибки. А когда училась в школе, то просила своих друзей, у которых не было никаких проблем с грамотным письмом, проверить мои сочинения и эссе.

Как я взаимодействую с числами

Для меня до сих пор это проблема. Когда мне нужно посчитать, какое время наступит через 40 минут после 13:45, первые мгновения это кажется очень сложным и даже вызывает тревогу. Мне сложно организовывать свое время, поэтому онлайн-календари с напоминаниями, пробковые доски, куда я прикрепляю записки для себя, стали моими верными спутниками.

Вообще арифметические действия всегда приводили меня в оцепенение. Помню, еще в школе я, даже не дочитав задачу по математике до конца, как будто бы была уверена, что это мне не под силу. За 10 школьных лет у меня было 13 репетиторов по математике! В итоге в старших классах всю математику и физику я изучала в индивидуальном порядке с учителем и наставником. И это помогало мне снизить страх неудачи и почувствовать себя увереннее.

Очень важно, чтобы педагог понимал эти проблемы ребенка и не давил на него, а поддерживал. Когда я видела перед собой лист с заданиями по математике и цепенела от страха, мой учитель сразу же возвращал меня в реальность. Он говорил мне, что мы с ним с успехом решали эти задачи и уравнения целую неделю, что я умею это делать и, что самое важное, он в меня верит.

Как я справляюсь с тревогой

Очень важно уметь отделять тревоги и стресс от самого себя, при помощи собственного тела, и этому же я учу детей, с которыми работаю. Например, часто бывает такая ситуация, когда тревожному ребенку задание кажется очень сложным, он как будто перестает дышать, его грудная клетка перестает подниматься. Сидя за партой, он непроизвольно поднимает ноги, они словно взлетают. В этой ситуации нужно научить ребенка помогать себе «заземляться»: твердо ставить ноги на пол, чтобы чувствовать опору, начинать глубоко дышать. Это занимает всего несколько секунд и при этом помогает прийти в себя.

Младшему школьнику может помочь талисман: маленькая игрушка, даже ластик в виде кошки или собаки, которые ребенок может взять с собой на контрольную работу и сжимать в руке при стрессе.

 

Чтобы ребенок с трудностями обучения успешно справлялся со школьной программой, нужно создать ему условия.


Как устроить обучающую среду

На столе, за которым ребенок делает уроки, не должно быть ничего лишнего, только учебник, тетрадь и пишущие принадлежности. Многие люди (особенно с дисграфией и дислексией) испытывают зрительный дискомфорт от контраста белой бумаги с полями тетрадей или черным шрифтом, который может вызвать трудности при чтении и письме, аналогичные сложности могут быть вызваны белым светом электрических ламп. Мне, например, комфортней читать книги из переработанной коричневой бумаги, а на рабочих местах у меня только теплых оттенков свет.

Если ребенок не любит заниматься в тишине, можно включать музыку, но все же лучше только ту, которая не будет отвлекать: инструментальную или на незнакомом ему языке. Войти в задание или просто сконцентрироваться мне всегда помогает электронная музыка без вокала.

Покупайте подходящую канцелярию: дети-дислектики часто сильно нажимают на бумагу при письме, поэтому лучше брать ручки и карандаши, которые пишут мягко, не будут рвать бумагу при нажиме и не оставляют грязи в тетради (учителя могут снизить оценку за неаккуратное письмо). Хороший вариант — ручка с ластиком. Еще есть пишущие предметы с резиновыми насадками и съемные резинки, они снижают риски надкостного образования от сильного нажима (шишки на среднем пальце).

Как можно работать с информацией

Для усвоения учебного материала дислектикам нужно больше усилий, времени. если ребенок сможет выработать нестандартный подход к запоминанию информации (рисовать схемы, использовать мнемотехники), это станет его большим преимуществом в дальнейшем обучении. В интернете достаточно интересного и полезного материала, который мог бы помочь дислектику в учебе: это различные схемы, таблицы, карточки. По сути это учебный материал, представленный в сжатом виде, структурированный более понятно, чем в учебнике.

Дислектики плохо воспринимают информацию на слух, поэтому им нужно выработать привычку сверяться с доской, с одноклассником-отличником, уточнить у учителя, правильно ли записано задание и как именно его нужно делать. Поэтому таким детям лучше сидеть за первой-второй партой. Хорошо, когда есть возможность узнать задание не на ближайший день, а на целую неделю или даже месяц. Это позволяет распределять свои силы и планировать время.

Бесценное умение — вести конспект, не переписывая туда учебник, а пересказывая материал своими словами: так он лучше усвоится. Кроме того, это работа по развитию речи. Например, просите ребенка в одном предложении своими словами объяснять написанное в каждом абзаце.

Когда нужно запомнить что-то, например иностранные слова или падежи в русском языке, можно написать это большими буквами на ярких клейких листочках и развесить по дому (только не рядом со столом), чтобы у ребенка эта информация была перед глазами. Мне очень помогают флеш-карты для развития словарного запаса — с одной стороны термин, с другой — его значение и пример.

Каким должен быть режим

Заниматься продуктивно не значит заниматься часами. Помогите ребенку выработать привычку дробить задачу на части и обзательно делать короткие перерывы в работе: «Я прочитаю этот текст за 20 минут, сделаю короткий перерыв, поэтом выполню упражнение к нему за полчаса и снова немного отдохну». Очень полезна дыхательная гимнастика, так как она способствует насыщению сосудов мозга кислородом.


Илья Воробьев, тьютор, репетитор по математике и физике
Илья Воробьев, тьютор, репетитор по математике и физике

Меня всегда очень воодушевляла такая мысль: «Если кто-то с этим справился, чем я хуже? Я тоже смогу!»

Почему мотивация так важна

Я был довольно трудным подростком, большинство учителей считало, что я безнадежен. Например, хоть я и говорил по-английски лучше всех в классе, «англичанка» считала, что я не могу и слова сказать правильно. Когда я писал контрольные работы без ошибок, она была уверена, что я списывал. Мне не давали возможности показать себя. Неудивительно, что у меня не было никакого желания демонстрировать свои способности.

С математикой мне повезло больше. Задачи мне давались непросто, и я одно время просто стал занимать позицию, что мне это не дано, я ничего не знаю и не умею. Но учительница нашла ко мне подход! Она дала мне простую задачу, чтобы я убедился: я могу с этим справиться. Это помогло мне поверить в себя.

Как я осваивал точные науки

Очень важно усвоить с самого начала, что в науке нет ничего абстрактного, а за формулами в физике и химии стоят конкретные идеи. Надо просто в них вникнуть, увидеть связь между задачами и реальным миром, тогда не придется ничего зубрить. Когда я брался за новый для себя материал, то пытался понять две вещи: в какой области эти знания применяются и как ученый, которым этим занимался, пришел к своим выводам. Стоит лишь понять эту внутреннюю логику науки, как учиться становится значительно легче.

Если то, что написано в учебнике, кажется непонятным, всегда нужно искать альтернативные источники. Есть книги, в которых сложное изложено доступным языком, например, «Необычная математика» Жени Кац.

Как я справлялся с гуманитарными науками

В старших классах большие литературные произведения мы изучали так: нам выдавали листочки, на которых тезисно были изложены сюжеты и основные идеи. Затем мы читали сжатые варианты и писали по ним сочинения. Таким образом, волей-неволей каждый ученик имел четкое представление о содержании основных программных произведений. Участие в постановках известных пьес в школьном театре тоже помогало при изучении литературы.

Еще мне было трудно учить наизусть стихотворения и даты исторических событий. Я нашел надежный способ: надо просто повторять по многу раз в течения дня, перед сном и потом еще наутро.

Сейчас и родители, и педагоги часто отмечают, что современные дети не могут полноценно выражать свои мысли в устной или письменной форме! Это действитель большая проблема, мне и самому это дается с трудом. Думаю, было бы полезно устраивать дополнительные занятия по риторике и технике написания сочинений.

ИСТОЧНИК