Архив метки аутизм

Детский психиатр. Диагностика и лечение СДВГ в Украине.

Согласно европейской и американской статистике, до 7% детей страдают расстройствами с дефицитом внимания и гиперактивностью. Исследования в ряде украинских школ показывают такой же уровень распространенности этой проблемы. Однако, несмотря на то, что стандарты лечения таких расстройств в Украине и мире идентичны, украинские дети имеют крайне мало шансов на адекватную диагностику и терапию. В нашей стране существует огромная нехватка компетентных специалистов, а лекарства, которые во всем мире принято в первую очередь использовать для решения таких проблем, в Украину не завозят. Психиатрическая помощь детям в Украине удивительно малодоступна - не только детям с РДВГ. Очень плохо организована помощь подросткам с анорексией, депрессиями, детям с аутизмом – в детской психиатрии все проблема.Игорь Марценковский

Родителей детей с дефицитом внимания и гиперактивностью можно узнать по виноватому виду

В русскоязычных статьях на эту тему часто используется термин СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности). При этом подразумевается ГКР (гиперкинетическое расстройство), именно такая дефиниция используется в Международной классификации болезней 10-го (последнего) пересмотра. В Украине вместо российского термина СДВГ чаще используют термин РДВГ (расстройство с дефицитом внимания и гиперактивностью), как это принято в использующейся в большинстве стран мира диагностической системе ДСМ, говорит Главный детский психиатр Минздрава, руководитель отдела психических расстройств детей и подростков, Игорь Марценковский. В интервью со специалистом - о расстройстве с дефицитом внимания и гиперактивностью, особенностях его лечения в Украине и шансах детей с гиперактивностью на нормальную жизнь.

В каких случаях диагностируется расстройство с дефицитом внимания и гиперактивностью?

Есть три ключевых симптома:

1) невнимательность или неспособность длительное время концентрировать внимание на тех или иных видах деятельности;

2) гиперактивность (имеется в виду прежде всего чрезмерная двигательная подвижность);

3) импульсивность.

Если ориентироваться на диагностические критерии МКБ, то для постановки диагноза должны присутствовать все три симптома, причем они должны наблюдаться в разных ситуациях, например - в школе, дома, в общественных местах. Согласно DSM, возможны варианты расстройства с явной выраженностью либо невнимательности, либо гиперактивности и импульсивности.

И еще один очень важный момент: РДВГ диагностируется в том случае, если все эти нарушения достаточно выражены, чтобы создавать проблемы для нормальной адаптации ребенка, препятствовать ей.

Иногда приходится слышать, что гиперактивные и импульсивные дети - это такие милые ребята типа Пяточкина, что они радуют нашу жизнь и наш глаз, и правильно образованные педагоги запросто с этим справляются, а варвары-психиатры вылавливают этих детей и назначают им различные лекарства. Но это нелепость: если ребенок радует родителей и учителей, если они с ним справляются, то психиатры радостно констатируют, что психического расстройства нет.

Фото: Jim_Filim/Depositphoto

То есть один и тот же симптом может говорить о расстройстве, а может быть проявлением индивидуальности ребенка?

Да. Например, у человека есть страх, связанный с самолетами. Если этот страх наблюдается у фермера, который живет в селе и видит самолеты только по телевизору, то это не расстройство. Но если этот страх наблюдается, например, у баскетболиста, игрока сборной, который не может вместе с командой совершать перелеты из города в город, то это расстройство. Есть важный для диагностики расстройства психики момент - нарушение функционирования и адаптации.

На мой взгляд, даже большей проблемой для нормальной адаптации детей, чем гиперактивность, являются импульсивность и невнимательность. Невнимательность - проявление, которое очень значимо влияет на успешность ребенка в учебе. И чем более сложными являются задания, чем больше вопросов человеку необходимо решать, тем более важной является эта психическая функция.

Могу привести пример одного моего клиента. Это сотрудник банковской системы, иностранец, хороший специалист, который приехал в Украину работать в один из банков. Он страдает РДВГ, и с детского возраста получает психостимуляторы, в том числе хорошо известный любому западному врачу метилфенидат (риталин). В Киеве из-за отсутствия метилфенидата он столкнулся с большими сложностями в своей работе. Он их описывал следующим образом: “Ту работу, которую я дома обычно делаю за час, тут я не могу сделать неделю. Я сажусь работать, но вместо ворда вдруг оказываюсь в фейсбуке. Пошарившись в фейсбуке, я понимаю, что теряю время, что надо работать, но вместо этого иду пить чай. От чая я плавно перехожу к другим продуктам, а потом - к компьютеру, по дороге забывая, что я собирался сделать, и с удовольствием занимаюсь, например, электронной почтой. В итоге я смотрю на часы, вижу позднее время, и твердо решаю сделать все завтра”.

Это - пример проблемы с концентрацией внимания и невнимательностью. Такие проблемы часто возникают в школе у детей, причем если в младших классах мы чаще имеем дело с гиперактивностью, то в старших классах более острой проблемой является невнимательность. Как украинцы решают эту проблему? Пьют кофе литрами. Иногда это немного помогает.

Человек с гиперактивностью и расстройством внимания может более-менее успешно функционировать и без стимулянтов?

Можно иметь дефицит внимания, но, в общем-то, не страдать расстройством. Некоторые люди без медикаментов преодолевают проблему, связанную с дефицитом внимания. Один из моих хороших друзей, который вполне успешен, занимает хорошую должность, анализируя свое детство, как-то сказал: “Я, безусловно, страдал РДВГ, и, наверное, все еще им страдаю. Иногда мне приходится прилагать слишком много усилий для того, чтобы быть эффективным“. Также есть пример известной спортсменки, которая считает, что не получила бы олимпийскую медаль, если бы в детстве имела возможность принимать стимулянты, поскольку ее занятия спортом были героической борьбой родителей с ее проблемами.

Конечно, ситуации бывают разные. Но меня очень раздражают разговоры об европейском выборе Украины в контексте сложившейся ситуации с терапией расстройств психики и поведения в нашей стране. Ведь у нас есть действующий клинический протокол оказания помощи с РДВГ, и он вполне соответствует европейским стандартам. Там написано и о том, как это лечить, и про психостимуляторы. Однако “воз и ныне там”. Задекларированная терапия не доступна для украинских врачей.

Для иллюстрации проблемы импульсивности расскажу такую историю. Группа подростков идет по улице, видят - стоит дорогущий мотоцикл, и ключи торчат в замке зажигания. На мотоцикл все обратили внимание: кто-то потрогал, кто-то даже за ключи подержался, а один сел и поехал. Но когда он до угла доехал и увидел выбежавшего хозяина, до него дошло, что происходит что-то не то. В конечном итоге он отогнал этот мотоцикл к райотделу милиции, где и был задержан с поличным. Ну а дальше - неприятности, расследование, судебный процесс. История непростая и показательная.

Когда наш сотрудник обследовал детей в нескольких исправительных колониях, он с удивлением обнаружил, что среди них очень много детей с различными психическими расстройствами, и РДВГ встречается очень часто. Преступники эти дети или больны? Почему общество отказывает им в праве на психиатрическую помощь?

По состоянию на сегодняшний день медицинской науке удалось обнаружить какие-либо проявления дефицита внимания на органическом уровне?

До того, как стали диагностировать именно РДВГ, была целая последовательность разных диагнозов. Например, “дети с эмоционально-волевой незрелостью” (эту категорию очень долго использовали в судебной психиатрии). Потом была эпоха “минимальной мозговой дисфункции”. Тогда описывали всякие микроструктурные изменения, в том числе - в лобных отделах мозга. Было огромное количество различных микроструктурных нарушений, но потом оказалось, что такие же есть и у людей, которые не страдают РДВГ, и, в общем-то, группа детей с РДВГ и контрольная группа здоровых детей мало чем друг от друга отличаются. То есть нейроанатомические исследования не являются тем критерием и индикатором, который позволяет диагностировать РДВГ.

Однако есть другие, более значимые для понимания сущности расстройства биологические факторы. В первую очередь, это некоторые генетические мутации. В какой-то степени тут имеется очень высокий уровень наследования. Нельзя сказать, что наследственность играет 100% значение, но в действительности очень часто у детей с РДВГ мы видим семейные случаи проблем с дефицитом внимания и гиперактивностью. Специальные исследования, в том числе - в области молекулярной биологии, позволили описать целый ряд генетических мутаций, которые могут быть причиной РДВГ, и оказалось, что эти мутации имеют отношение к нарушению регуляции трансмиссии дофамина и норадреналина.

Фото: Depositphotos

Вы говорите, что в Украине есть нормальный действующий протокол по лечению РДВГ, почему же тогда не ввозятся нужные для лечения препараты?

Это хороший вопрос, который касается всей детской нейропсихофармакологии. Многие современные препараты в Украине недоступны по причине отсутствия регистрации. Не регистрируются и не ввозятся удобные для детей лекарственные формы, лекарственные формы с маленькими дозами, формы выпуска, обеспечивающие медленную титрацию дозы. Дети с аутизмом, например, не всегда в состоянии проглотить капсулу или таблетку. Один из важных для педиатрической практики атипичных антипсихотиков продается в Украине в минимальной дозировке 10 мг. В то время, как для детей нужна доза 1-2 мг. Вот расскажите мне, как от 10 мг отковырять 2мг?

Сейчас Министерство здравоохранения делает очень хорошую вещь: разрабатывает унифицированные клинические протоколы. Суть разработки этих протоколов заключается в том, что берутся западные протоколы и адаптируются к украинской практике. Мне трудно комментировать, как обстоят дела в кардиологии и гастроэнтерологии, но в детской психиатрии это выглядит очень не просто. Ну какой может быть клинический протокол медицинской помощи при гиперкинетическом расстройстве, если в стране зарегистрирован только один психостимулятор? При этом выдвигается требование, чтобы отечественный клинический протокол соответствовал международному. Это нонсенс.

К слову, единственный зарегистрированный в Украине психостимулятор для лечения РДВГ не ввозится в страну, оставаясь недоступным для клинической практики. Чиновники объясняют это особым порядком контроля за ввозом наркотических и сильнодействующих препаратов.

В действительности метилфенидат - это препарат, который очень широко используется во всем мире, и в мусульманских, и в христианских странах, и в развитых, и в слаборазвитых, не вызывает эйфории и наркотической зависимости. При этом, например, метадон в Украине применяется в заместительной терапии при наркомании, а это гораздо более интересный продукт с точки зрения возможности его незаконного использования.

Фото: formatzdorovia.com

Почему стимулянты для лечения РДВГ отсутствуют в аптечной сети Украины? Позволю себе высказать предположение. В Украине, как и в России, используется много препаратов, аналогов которым нет нигде в мире. Просто огромнейший список. В том числе – различные лекарства, которые являются вытяжками из мозгов различного рода животных, нейрометаболиты, ноотропные средства. Это - огромный рынок, просто колоссальный. И, по большому счету, такие продукты, как метилфенидат, являются копеечными по сравнению с некоторыми из этих лекарств. Слишком просто, слишком дешево, достаточно эффективно, это совершенно неинтересно. Думаю, что приблизительно в этом и может заключаться главная проблема отсутствия современных лекарственных средств, необходимых детской неврологии и детской психиатрии.

Недавно я обсуждал этот вопрос с профессором, детским неврологом из Израиля, руководителем большой клиники. Она имеет огромный опыт работы с различными вариантами РДВГ. Познакомившись с с украинской практикой, профессор была в состоянии тихого транса и ужаса.

И чем же лечат в Украине дефицит внимания и гиперактивность?

Выбор препарата, которым пытаются лечить, зависит от того, какой поставили диагноз. Очень часто выставляются различного рода органические дефициты, органические поражения, дисфункции и так далее, назначаются разные препараты нейрометаболического действия, противоэпилептические препараты. Когда с поведением невозможно справиться - назначают нейролептики (препараты, которые “успокаивают” пациента за счет снижения его реакций - Ред.), и хорошо еще, если это рисперидон или арипипразол, нередко назначают и нейролептики старой генерации. Например, я знаю, что в системе интернатов очень часто до сих пор дети получают аминазин.

Если же главный симптом - отсутствие концентрации внимания, то нередко назначают пирацетам, когитум и прочие препараты с “фантастическими” механизмами действия.

Фото: www.forkoffgluten.com

При этом, я думаю, в Украине наберется как минимум сотня детей, которые получают терапию психостимуляторами и получают ее регулярно. Эти дети получают препарат ввезенный из-за рубежа и назначенный детям нашими западными коллегами. Неизвестно, сколько еще потребуется времени для того, чтобы решить эту проблему и сделать терапию доступной для всех.

Терапия психостимуляторами является эффективной более чем в 80% случаев. Детские психиатры иронизируют, что если психостимуляторы при РДВГ неэффективны, то это, по-видимому не РДВГ. При этом стимулянты но не устраняет причину заболевания. Однако с возрастом, по мере развития ребенка, мозг дозревает и у многих пациентов симптоматика из спектра РДВГ компенсируется.

Так может в некоторых случаях можно обойтись без терапии, достаточно просто подождать, пока ребенок “перерастет”?

Ждать не стоит. Пока мозг будет созревать, а поведенческие проблемы компенсироваться, ребенок и его семья нарабатывают опыт дезадаптивного существования. На ребенка повесят клеймо “плохой”, его будут “шпулять” из школы в школу, родители проникнутся чувством вины за “неправильное воспитание”. Надо видеть ребенка 7-8 лет, который успел поменять уже 3 школы, и который при осмотре психолога на вопрос: “Вот если бы у тебя был цветик-семицветик, какое бы ты желание загадал?” со слезами на глазах отвечает: “Хочу быть послушным”. Но при этом у него нет ни малейших шансов быть послушным, хорошим и нравиться маме.

Кстати, родителей детей с РДВГ я зачастую “узнаю” по тому, как его мама входит в кабинет доктора. Она заходит в кабинет, виновато кланяясь, и напряженно ожидает, поверят ей или не поверят. Она привыкла всем объяснять, что нет, они ребенка так не воспитывают, и нет, папа так не делает дома.

Терапия РДВГ нужна для того, чтобы ребенок мог быть успешным, чтобы он мог нормально учиться и чтобы он мог нарабатывать опыт успешного поведения.

Что бы вы посоветовали учителям, как работать с учениками с РДВГ?

Учителей нужно учить: как работать, как обеспечить условия, как интегрировать данного конкретного ребенка. Зачастую многие проблемы удается решить, нужно только знать множество очень простых правил.

Фото: childrenscampus.com

Например, большинство педагогов на Западе знает, что ребенок с РДВГ не может не вставать во время урока. Он будет вставать. При этом на нем не нужно фокусировать внимание, кричать и пытаться усадить. Главное - чтобы он не мешал работать другим ученикам. И если он, например, хочет выйти, нужно, чтобы на него никак не реагировали другие ученики. Иногда используется методика “шапки-невидимки”. Идея в том, что наказывают не гиперактивного ребенка, а тех, кто на него отреагировал.

Также нельзя садить ребенка с РДВГ на последнюю парту, он должен быть рядом. Нельзя давать ему большие задания сразу, нужно делать это через очень короткие промежутки времени. Иногда детям с РДВГ может очень мешать любой шум, они не могут сосредоточиться и выполнять задание. У них очень часто есть особые потребности, связанные с обучением.

Украинские педагоги раздражаются, когда слышат от родителей рекомендации “если он начинает вертеться, то дайте ему яблоко, пускай сидит и жует”. А ведь это очень грамотная рекомендация. На западе, особенно в США, это рутинная практика. Речь не идет о неуважении к лектору, это техника, направленная на улучшение концентрации внимания.

К специалисту какого профиля нужно обратиться для диагностики расстройства внимания?

Главным образом – к психиатру, если речь идет о диагностике расстройства у ребенка – к детскому психиатру. Хотя, честно говоря, детских психиатров сейчас в Украине очень немного. Если еще два года назад их было около 500 человек, сейчас – менее 300, это вместе со всеми совместителями, пенсионерами и т.д. Без привлечения к процессу диагностики расстройств психики и поведения у детей семейных врачей, педиатров, как это делается в странах Европы и США, не обойтись.

Психиатрическая помощь детям в Украине удивительно малодоступна - не только детям с РДВГ. Очень плохо организована помощь подросткам с анорексией, депрессиями, детям с аутизмом – в детской психиатрии все проблема.

Детским неврологам современное законодательство то ли разрешает, то ли не разрешает заниматься РДВГ. К тому же, детские неврологи не всегда имеют достаточный для оказания помощи уровень компетенции, случается, что путают гиперкинетическое расстройство и гиперкинезы, считают РДВГ следствием мифического поражения мозга или мозговой дисфункции и назначают детям нейрометаболические и ноотропные препараты, нигде в мире, кроме стран, образовавшихся после распада СССР, не применяющиеся.

Должны ли детские неврологи лечить РДВГ? Должны. После соответствующего повышения уровня профессиональной компетентности сфере детской психиатрии. Очень важно, чтобы умели диагностировать и лечить в соответствии с принципами доказательной медицины и клиническими протоколами Министерства здравоохранения. Я считаю, что РДВГ должен лечить тот, кто умеет. Главное - чтобы лечили на основании одних и тех же принципов, по одним и тем же клиническим протоколам.

ИСТОЧНИК

Разговор на языке сердца, или Аутизм глазами подростка

"Меня зовут Таня, мне 15 лет. Живу в Израиле. Это моя школьная презентация. Иллюстрации рисовала сама на компьютере. Почему главный герой пони? Мы с сестрой их любим, и к тому же, по-моему, я очень хорошо их рисую 😀

Мы учим английский язык для того, чтобы понимать других людей со всех концов мира. Но есть такие люди, которых мы не сможем понять даже с помощью иностранного языка. А они не могут понять нас. Этих людей называют «аутисты».

У нас есть пять органов чувств: зрение, слух, обоняние, осязание и вкус. С помощью этих чувств мы познаем окружающий мир. У аутистов эти чувства другие, и они ощущают окружающий мир не так, как мы.

Любой из нас с самого детства мог бояться упасть, мог бояться уколов, мог бояться удариться обо что-то. Но нам никогда не было больно, когда нас обнимали, гладили по спине или брали за руку. У аутистов все наоборот. Они не боятся уколов врачей, они не чувствуют той боли, когда падают. Но им причиняют невыносимую боль объятия, которые для нас приятны, им больно, когда их гладят по спине, и им очень неприятно, когда до них дотрагивается другой человек.



Маленький ребенок учится делать что-то сам, когда смотрит, как это делает взрослый, и, повторяя за ним, он узнает, как и что сделать. Аутисты не понимают, если их просят повторить за кем-то его действия. Однако им очень нравится повторять слова и предложения другого человека, даже если они их не понимают.

Аутист не может попросить о помощи. Когда она им нужна, они просто не знают, как выразить это другому человеку. Также аутисты не понимают, когда их просят что-либо сделать или выполнить какую-либо просьбу. Не потому, что они глупые, они просто живут в мире не так, как мы, и им очень трудно приспособиться к такой жизни, как у нас.

Аутисты не понимают, когда они в опасности, поэтому их жизнь становится намного страшнее нашей. Они не боятся, даже когда для них есть реальная угроза. Но они очень нервничают, когда им смотрят в глаза, и поэтому всегда отводят взгляд в сторону.

Я знаю обо всем этом не понаслышке, а потому что у моей младшей сестренки аутизм. Обычные дети не хотят играть с ней, потому что она другая, для них она выглядит странной. Но она очень хороший и умный ребенок, и может делать вещи, которые не могут делать ее ровесники. Чего она действительно не может – это поделиться с нами тем, что она чувствует.

Если вам когда-нибудь встретится аутист, пожалуйста, не бойтесь его и не обижайте. Постарайтесь понять его и наладить с ним контакт – не с помощью иностранного языка, а с помощью языка сердца."


Иногда дети оказываются намного сильнее нас, взрослых. Когда моя строптивая дочка решила рассказать в школе о маленьком аутенке, который растет в нашей семье, мы малодушно отговаривали ее – а потом читали этот текст и плакали. Спасибо тебе, девочка моя отважная.

ИСТОЧНИК

Особенности сенсорного восприятия при аутизме

 

Вопрос-ответ. В чем особенности сенсорного восприятия при аутизме?

Причина многих симптомов аутизма - нарушения в сенсорном восприятии

У многих людей с расстройством аутистического спектра (РАС) есть трудности с восприятием повседневной сенсорной информации, например проблемы со слухом, зрением и обонянием. Обычно это называют нарушением сенсорной интеграции или сенсорной чувствительности. Такая проблема может очень глубоко повлиять на все аспекты жизни человека.

Как работают наши чувства

Наша центральная нервная система (мозг) воспринимает все сенсорные данные, которые мы получаем, и помогает нам организовать, расставить приоритеты и понять информацию. Мы отвечаем с помощью мыслей, чувств, двигательной реакции (поведения) или комбинации всего перечисленного.

Наши рецепторы, воспринимающие сенсорную информацию, располагаются по всему телу, их называют «раздражители». На наших руках и ногах расположено самое большое количество рецепторов. Большую часть времени мы воспринимаем сенсорную информацию автоматически, без необходимости её анализировать.

Люди с нарушением сенсорной интеграции – включая большое количество людей с аутизмом – испытывают трудности с восприятием повседневной сенсорной информации.

Обычные сенсорные стимулы могут вызывать у таких людей сильный стресс, истощение и даже боль. Это может стать причиной поведенческих трудностей.

«Когда я ощущаю сенсорную перегрузку, я просто замолкаю; меня как будто разрывает … это очень странно, как будто через тебя транслируют 40 телевизионных каналов».

 

Повседневная сенсорная информация при аутизме может неправильно восприниматься, вызывая у человека очень сильный стресс.

Наши семь чувств

У человека семь чувств:

– Зрение

– Слух

– Осязание

– Вкус

– Обоняние

– Равновесие (вестибулярный аппарат)

– Восприятие собственного тела (проприорецепция)

Люди с аутизмом могут быть слишком или недостаточно чувствительными в одной из этих областей. Вы могли слышать о таком явлении, известном как «чрезмерная чувствительность» или «недостаточная чувствительность».

 

Сенсорная чувствительность

Зрение

Располагаясь на сетчатке наших глаз и реагируя на свет, наше зрение помогает нам различать объекты, людей, цвета, контрасты и пространственные границы. Люди с РАС могут переживать следующие трудности:

Гипо (недостаточная чувствительность)

– Объекты кажутся темными или с потерей тех или иных особенностей.

– Центральное зрение может быть размыто, тогда как периферическое достаточно резко.

– Центральное зрение достаточно хорошо, но периферия размыта.

– Пространственное восприятие на недостаточном уровне – тяжело бросать и ловить предметы; неуклюжесть.

Гипер (чрезмерная чувствительность)

– Искаженное зрение: объекты и светлые цвета могут казаться движущимися.

– Изображения могут искажаться.

– Легче и приятнее фокусироваться на какой-то части, чем на целом объекте.

«Это была миссис Марек, лицо, на котором свет лихорадочно танцевал, превращая её во что-то больше похожее на героя мультфильмов, чем на человека. Добро пожаловать в город Тун… Прошу пройти в пыточную, которую я называю своей кухней и познакомиться с моей женой, похожей на 3D мультфильм.» Гиллингем, Г. (1995), страница 51.


 

Слух

Это самая распространенная форма сенсерной дезинтеграции при аутизме. Проблемы со слухом могут повлиять на способность общаться и, возможно, на равновесие. Люди с аутизмом могут сталкиваться со следующими проблемами:

Гипо

– Способность слышать звуки только одним ухом, второе ухо лишено возможности слышать полностью или частично.

– Невозможность распознать некоторые конкретные звуки.

– Возможно получение положительных эмоций от нахождения в толпе или шумном месте, а также от громких ударов по дверям или предметам.

Гипер

– Шум воспринимается преувеличенно, звуки могут быть искажены или неразборчивы.

– Особенная чувствительность к звукам, например, способность слышать разговор на расстоянии.

– Одинаково сильное восприятие всех звуков, в том числе фонового шума, что часто ведет к проблемам со вниманием.

«Ты слышишь шум в своей голове? Он бьется и скребет. Как будто поезд с грохотом несется сквозь твои глаза.» Пауэл, Дж. 1995, страница 41.


 

Осязание

Осязание очень важно для психического развития, так как помогает нам ощущать окружающий мир (этот предмет горячий или холодный?) и реагировать соответствующим образом. Также осязание помогает нам чувствовать боль. Люди с аутизмом могут сталкиваться со следующими проблемами:

Гипо

– Сильно сжимает людей в объятиях, делает это ради ощущения сильного давления на кожу.

– Высокий болевой порог.

– Возможно нанесение себе повреждений.

– Получение приятных ощущений от тяжелых предметов (например, тяжелого одеяла), находящихся над ними.

Гипер

– Прикосновения могут причинять боль и дискомфорт, человек избегает прикосновений других людей, что негативно влияет на взаимоотношения с окружающими.

– Неприятные ощущения, если на кистях или стопах что-то находится.

– Проблемы с мытьем и расчесыванием головы, потому что кожа головы очень чувствительна.

– Предпочтение строго определенных предметов одежды и тканей.

«Каждый раз, когда ко мне прикасаются, мне больно; появляется ощущение, что по моему телу проходит огонь.» Гиллингем Г. (1995), страница 3.


 

Вкус

Химические рецепторы в языке рассказывают нам о том, какое всё на вкус – сладкое, кислое, острое и т.д. Люди с РАС могут испытывать проблемы следующего рода:

Гипо

– Склонность к очень острой еде.

– Может есть несъедобные предметы – землю, траву, пластилин. Это явление называется называется пика.

Гипер

– Считает, что некоторые ароматы и продукты слишком насыщенные и тяжелые из-за слишком острой реакции на вкус. Придерживается очень ограниченного рациона.

– Дискомфорт от твердой пищи: дети, например, могут есть только пюре, мороженое или другие мягкие продукты.

sensory01

Подобные игрушки для тактильной и зрительной стимуляции нравятся многим детям и взрослым с аутизмом и могут помогать им в саморегуляции.


Запах

Химические рецепторы в носу рассказывают нам о запахах, которые нас окружают в данный момент. На запах мы реагируем в первую очередь. Люди с аутизмом могут сталкиваться со следующими проблемами:

Гипо

– Некоторые люди вообще не чувствуют запахов и не воспринимают резкие ароматы (даже запах собственного тела).

– Могут лизать предметы, чтобы лучше понимать, из чего они сделаны.

Гипер

– Запахи могут быть для них слишком интенсивными и сильными. Это может привести к проблемам с использованием туалета.

– Такие люди могут испытывать неприязнь к людям, носящим определенный аромат духов, шампуня и т.д.

«Запах собак, кошек, дезодорантов и лосьонов после бритья слишком сильный для меня, я не выношу его, а духи приводят меня в бешенство.» Гиллингем Г.(1995), страница 60.


 

Равновесие (вестибулярный аппарат)

Наш вестибулярный аппарат, находящийся во внутреннем ухе, помогает поддерживать равновесие и положение в пространстве и понимать, куда и как быстро перемещается наше тело. Люди с аутизмом могут испытывать следующие проблемы:

Гипо

Необходимость качаться, кружиться или поворачиваться, чтобы ощутить что-то.

Гипер

– Сложности с занятиями спортом, где необходим хороший контроль над своими движениями.

– Трудно остановиться во время каких-либо действий.

- Человека легко “укачивает” в транспорте.

– Сложности с выполнением заданий, в которых голова не находится в вертикальном положении или ноги оторваны от земли.


 

Восприятие собственного тела (проприорецепция)

Наше восприятие тела располагается в мышцах и конечностях и сообщает нам о положении нашего тела в пространстве и о том, как движутся те или иные части нашего тела. Люди с аутизмом могут испытывать следующее:

Гипо

– Такие люди online roulette могут стоять слишком близко к другим, потому что не могут оценить расстояние между людьми и определить границы личного пространства.

– Также им тяжело ориентироваться в комнате и избегать препятствий.

– Могут врезаться в людей.

Гипер

– Сложности с мелкой моторикой: низкая способность манипулировать маленькими предметами, например, кнопками или шнурками.

– Когда человек поворачивается к чему-то, то движет всем телом.


 

Синестезия

Синестезия – это редкое состояние, которое проявляется у людей с РАС. Сенсорное восприятие «входит» в организм через одну систему, а «выходит» через другую. Например, человек слышит звук, но воспринимает его как цвет. Другими словами, он «слышит» голубой цвет.

sensory04

Так называемая “тряска руками” и другие самостимулирующие движения часто встречаются у людей с разными формами аутизма. Часто они являются неосознанным способом компенсировать проблемы сенсорного восприятия.


Методы помощи

Здесь собраны некоторые примеры того, как можно помочь человеку с сенсорной дезинтеграцией. Часто даже незначительные изменения в окружающей среде могут оказать огромное влияние.

Вот три основных правила:

– Будьте внимательны: оцените окружающую обстановку и подумайте, может ли она создавать трудности людям с аутизмом. Можете ли вы что-то изменить?

– Подходите ко всему творчески: вспомните положительные моменты, связанные с сенсорным восприятием.

– Занимайтесь предварительной подготовкой: заранее рассказывайте людям с аутизмом о возможных сенсорных стимулах, которые могут им встретиться в той или иной ситуации.

Методы помощи: зрение

Гипо (недостаточноая чувствительность)

– Необходимо повысить уровень визуальной поддержки.

Гипер (повышенная чувствительность)

– Убавить флуоресцентное освещение – вместо этого использовать приглушенные цветные лампы.

– Носить солнечные очки.

– Создать в классе так называемую «рабочую зону» – пространство или стол с перегородками, которые блокируют визуальные раздражители.

– Использовать затемняющие занавески.


 

Методы помощи: звук

Гипо

– Использовать визуальное сопровождение вместо звукового.

Гипер

– Закрывать двери и окна, чтобы избежать внешнего шума.

– Готовиться к походу в шумные места заранее.

– Носить затычки для ушей или наушники.

– Слушать музыку.

– Создать изолированную от шума рабочую зону.


 

Методы помощи: осязание

Гипо

– Использовать тяжелые одеяла или спальные мешки.

Гипер

– Необходимо предупредить человека, что вы собираетесь его коснуться, а также всегда подходить к нему спереди.

– Помните, что кому-то объятия причиняют боль, а не приятные ощущения.

– Постепенно представляйте различные текстуры – коробка с разными материалами должна быть в доступе.

– Позволяйте людям самостоятельно совершать некоторые действия: (расчесывать волосы, мыть их) для того, чтобы они могли делать что-то так, как им удобно.


 

Методы помощи: вкус

Некоторые люди с аутизмом недостаточно или чрезмерно чувствительны к вкусам и могут ограничивать себя слишком пресной или слишком острой едой. Мы не включили сюда информацию о способах помощи, потому что пока человек придерживается какой-то сбалансированной диеты, это может и не быть проблемой.


 

Методы помощи: обоняние

Гипо

– Используйте продукты с резкими запахами как награду и с целью отвлечь от сильных раздражающих запахов (например, от запаха испражнений).

Гипер

– Используйте гигиенические средства без запаха, не носите духов, попробуйте избегать любых запахов настолько, насколько это возможно.


 

Методы помощи: равновесие

Гипо

– Занимайтесь тем, что тренирует вестибулярный аппарат. Для детей это, например, игрушечные лошади-качалки, качели, карусели. Для взрослых – можно попробовать игры в мяч, плавно подниматься по лестнице или идти по бордюру.

Гипер

– Разделяйте большие занятия на мелкие, более легкие задания, используйте визуальные подсказки, как, например, финишная черта.


 

Методы помощи: восприятие собственного тела

Гипо

– Располагайте мебель по краям комнаты, чтобы было легче ориентироваться.

– На пол можно наклеить яркую ленту, чтобы обозначить границы.

– Используйте «правило вытянутой руки», чтобы определить комфортное расстояние между людьми. Это означает, что к человеку не нужно подходить на расстояние ближе, чем вытянутая рука.

Гипер

– Используйте упражнения, развивающие мелкую моторику, например, вышивание.


 

Как сенсорная чувствительность влияет на поведение

Иногда люди с аутизмом могут вести себя так, что на первый взгляд это не похоже на проявления сенсорной чувствительности – но именно она может быть скрытой причиной. Ниже показано несколько примеров того, как может вести себя человек с сенсорной дезинтеграцией и как можно действовать в таких ситуациях.

Проблема: привередливость в еде

Возможные причины: гиперчувствительность к вкусу или текстуре, неспособность почувствовать еду во рту.

Возможные решения: изменить текстуру еды, например, сделать пюре. Медленно прикасайтесь к области рта человека разными текстурами, например фланелью, зубной щеткой и какими-либо видами еды. Поощряйте активности, в которых принимает участие рот: например, свист или мыльные пузыри.

Проблема: человек жует всё, даже одежду и предметы

Возможные причины: находит это расслабляющим или ему нравится ощущение от жевания конкретного предмета.

Возможные решение: предложите трубки, не содержащие латекса, соломки или твердую жвачку (охладите их в холодильнике).

Проблема: размазывание испражнений

Возможные причины: текстура испражнений может быть приятна, а человек может быть невосприимчив к запахам.

Возможные решения: попробуйте такие продукты, как желе или кукурузная мука с водой, также можно попробовать что-то с интенсивным запахом.

Проблема: отказ носить конкретный вид одежды

Возможные причины: может не нравиться текстура или давление ткани на их кожу.

Возможные решения: можно попробовать вывернуть наизнанку одежду, чтобы не было швов, обрезать этикетки, а также позволить человеку носить ту одежду, в которой ему комфортно.

Проблема: трудности с засыпанием

Возможные причины: трудности с отключением чувств, в особенности зрения и слуха.

Возможные решения: можно использовать затемняющие шторы или тяжелые одеяла, слушать музыку, чтобы исключить внешний шум.

Проблема: сложно сконцентрироваться в классе

Возможные причины: слишком много отвлекающих моментов, например шум (разговоры, звонки, скрежет стульев по полу) или визуальные раздражители (люди, картины на стенах). Также могут быть проблемы с удержанием карандаша или ручки в руке (предмет может казаться горячим или холодным).

Возможные решения: ребенок должен сидеть подальше от дверей и окон, чтобы убавить количество раздражителей. Если возможно, то можно организовать отдельное рабочее место, отгороженное экранами или использовать мебель в классе, чтобы сконструировать отдельную зону без раздражителей. Попробуйте разные текстуры карандаша, чтобы выбрать наиболее подходящий.

sensory02_1

Сенсорная комната – один из методов помощи людям с нарушениями сенсорной интеграции.


Специалисты, к которым можно обратиться за помощью

Специалисты по оккупационной терапии (оccupational therapy) разрабатывают программы и могут изменить окружающую среду так, чтобы люди с сенсорной дезинтеграцией смогли жить настолько независимой жизнью, насколько это возможно.

Логопеды часто используют сенсорную стимуляцию, чтобы поощрять и поддерживать развитие речи и коммуникации.

Музыкальные терапевты используют инструменты и звуки, чтобы развить сенсорную систему человека, обычно это слух.


 

Сенсорные комнаты

Сенсорные комнаты могут помочь стимулировать, развивать и балансировать сенсорные системы человека. Они есть в некоторых школах, клиниках и детских садах. Также встречаются сенсорные сады. Некоторые семьи создают в своих квартирах сенсорные комнаты (или обустраивают угол в комнате, отделяя его, например, занавеской).

В сенсорных комнатах может быть:

– Расслабляющая музыка

– Вибрирующие подушки

– Стеклянные трубки с подсветкой

– Зеркальные шары

– Трубки с пузырьками

– Водяные матрасы

– Тактильные стены

– Шары-диско

– Проекторы

Оборудование, которое включается рычагами, движениями, звуком или давлением, то есть такое, которое может научить человека причинно-следственной связи между явлениями.

Оценка пользы сенсорных комнат идет в основном от личных наблюдений, так как есть только ограниченное число исследований.

ИСТОЧНИК: