Архив метки РАС

Структурированная игра для развития простых навыков у ребёнка с РАС

Структурированная игра может помочь детям с расстройствами аутичного спектра (РАС) научиться таким игровым навыкам как умение делиться, выполнять действия по очереди и быть вместе с другими детьми.

Содержание статьи

  • Как РАС влияет на игры
  • Как структурированные игры могут помочь детям с РАС
  • Как структурировать игру для детей с РАС
  • Развитие и усложнение игр

Структурированная игра для развития простых навыков у ребёнка с РАС

Как РАС влияет на игры

Детям с РАС нравятся играть, но некоторые виды игр могут показаться им сложными.

Для них типичны очень ограниченные игры, игры с небольшим числом игрушек или игры по определенному шаблону. Например, ребенок может любить раскручивать колеса у игрушечной машинки и наблюдать за их вращением или всегда собирать головоломку в определенном порядке.

Поскольку РАС влияет на развитие социальных навыков и навыков общения, он также может повлиять на развитие важных умений, необходимых для игры, таких как умение повторять простые действия, исследовать окружение, делиться предметами, принимать во внимание других и быть готовым к общению с ними, а также выполнять действия по очереди.

Как структурированные игры могут помочь детям с РАС

Структурированная игра – это игра, когда взрослый обеспечивает для нее материал, начинает игру или присоединяется к ней для того, чтобы направить игру или дать ребенку подсказки. Свободная игра – это когда ваш ребенок делает, что хочет.

Оба вида игр важны для развития ребенка, но для детей с РАС структурированные игры особенно важны для того, чтобы освоить такие важные навыки как умение делиться, выполнять действия по очереди и взаимодействовать с другими детьми.

Структурированная игра обычно дает ребенку руководства, что и когда делать. У структурированной игры обычно есть четкое завершение. Это сокращает число вариантов развития событий, которые могут возникнуть в игре, что гораздо легче для восприятия ребенка с РАС. Четкая структура может также помочь вашему ребенку понять, какие шаги, умения, действия и понятия необходимы для достижения конечной цели игры.

Взятые вместе, эти особенности структурированной игры создают игровое пространство с низким уровнем стресса для ребенка, где он может оттачивать необходимые ему навыки для игр и взаимодействия с другими детьми.

Как только ваш ребенок выучил необходимые для игры действия, со временем он сможет начать и завершить игру без посторонней помощи.

Структурированная игра для развития простых навыков у ребёнка с РАС

Как структурировать игру для детей с РАС

Прежде всего, необходимо выбрать подходящую игру. Для структурированных игр лучше всего подходят те игры, где есть четкая цель и концовка, такие как паззлы, головоломки, лото с картинками, игры на подобие и караоке.

Затем, постарайтесь создать визуальное расписание.

  1. Визуально обозначьте каждый шаг игры – в виде предметов, картинок или слов – и прикрепите их к доске.
  2. Открепляйте каждый пройденный шаг по мере продвижения ребенка в игре, чтобы он четко видел, в чем состоит следующая ее стадия.
  3. Постепенно снижайте объем вашей помощи, пока ваш ребенок не научится использовать схему и выполнять необходимые действия самостоятельно.

Нужно отметить, что вашему ребенку может быть неинтересна игра сама по себе, или ее конечный результат. В таком случае необходимо добавить что-то еще к игре, чтобы занять ею ребенка. Например, если вашему ребенку нравится щекотка, вы можете немного щекотать его после выполнения очередной фазы игры, а в самом конце подарить ему целый водопад щекотки и объятий.

Такое дополнительное поощрение поможет вашему ребенку получить положительные эмоции от структурированной игры и при этом научиться важным игровым навыкам.

Важные советы для организации структурированной игры

  • Используйте интересы вашего ребенка. Например, если ребенку нравятся слоны или герои «Маши и медведя», используйте соответствующие паззлы, головоломки или раскраски.
  • Выбирайте игры, которые по силам ребенку.
  • Используйте сильные стороны ребенка. Например, если у ребенка хорошо развито визуальное восприятие, вы можете попробовать очень визуальную игру, такую как сортировку разноцветных кубиков.
  • Во время игры говорите столько, сколько реально нужно – не больше (!).
  • Время игры не должно быть длинным.
  • Перенаправляйте нежелаемое поведение. Например, если ваш ребенок любит стучать кубиками друг о друга, поощряйте его ставить их друг на друга, или переключите его на игру, где необходимо стучать кубиками.
  • Знайте, на какой стадии игры находится ваш ребенок, и старайтесь направлять его к следующему этапу. Например, если он стучит кубиками, покажите ему, что это можно делать по очереди с вами.

Получайте от игры удовольствие!

Структурированная игра для развития простых навыков у ребёнка с РАС

Развитие и усложнение игр

По мере того, как ваш ребенок с РАС становится способным самостоятельно завершать структурированную игру, вы можете удлинять ее время и увеличивать количество игр, в которые вы играете с ребенком.

Когда ваш ребенок может успешно выполнять целый ряд заданий, попробуйте обустроить разные игровые уголки в разных местах по всему дому. Это поможет вашему ребенку переключаться между играми и сосредотачиваться на различных вещах без необходимости вашего постоянного присутствия.

Источник

Кому потрібна мозочкова стимуляція і що можна подолати за її допомогою

Мозочкова стимуляція - це комплекс вправ, спрямованих на розвиток ділянок мозку, що відповідають за формування мови, поведінку дитини. Якщо раніше вважалося, що мозочок управляє рівновагою і координує рухи очей і інших частин тіла, то сьогодні вчені довели, що цей маленький клубочок, що містить величезну кількість нейронів, відповідає за своєчасний розвиток інтелекту, мови та емоційного фону дитини.Програма стимуляції мозочка реалізується зі спеціальним обладнанням Learning Breakthrough Kit (Balametrics), спирається на теорію доктора Френка Більгоу і досвід 30-ти річної практики її застосування. Вона допомагає поліпшити навички мовлення, письма, математичні навички, пам'ять і розуміння. Цей тренінг для дітей з труднощами в навчанні, а також дітям зі специфічними хворобами.

Витоки виникнення програми, її суть і області застосування

На початку 1960-х років Френк Більгоу під час роботи з дітьми, що погано вміють читати, виявив зв'язок між руховою активністю і змінами навичок читання. Саме це стало початком для розвитку концепції роботи з дітьми з порушеннями сенсорної інтеграції, які тягнуть за собою складності в навчанні.

Дані, отримані в ході практичних експериментів доктором Більгоу, знайшли своє відображення в багатьох інших теоріях про рух і розумовому розвитку дітей. Прикладами цього служать теорія рівневої організації Н.А. Бренштейна, теорія СДЛ ВПФ А.Р. Лурія, принципи нейропсихології дитячого віку Л.С. Цвєткової, діяльний підхід А.Н. Леонтьєва та інші.


Сам Більгоу висунув 3 принципу програми:

  • стимулювання сенсорної інтеграції;
  • просторову уяву і відчуття рівноваги;
  • пропріоцептивне навчання.

Звичайно, 30 років тому вчений не міг передбачити все, але інші зацікавлені фахівці в ході застосування програми на практиці змогли доповнити її ще 2 такими принципами:

  • індивідуально-особистісне навчання;
  • поетапне формування.

 

doska

Таким чином, програма мозочкової стимуляції спирається на 3 аспекти: психологічний, дидактичний і інструментально-технічний. У сукупності даних аспектів методика удосконалює роботу мозочка, формуючи велику кількість нових нейронних зв'язків, що позначається на рівні навченості дитини. В ході занять підвищується пластичність мозку і з'являється можливість заповнити прогалини і заповнити недоліки функціональності базових структур головного мозку.


Даний комплекс вправ підходить для досягнення позитивної динаміки в роботі з дітьми при:

  • порушення уваги;
  • гіперактивності;
  • проблемах з оволодінням шкільних навичок;
  • порушення координації рухів, моторної незручності;
  • порушення усного та писемного мовлення;
  • дисграфии, дислексії після проходження основного курсу корекції за методикою Дейвіса;
  • порушеннями аутичного спектру;
    ЗПР, ЗРР, ММД, СДУГ.

 

Устаткування Balametrics Learning Breakthrough Kit

Устаткування за своїм характером досить різноманітне, тому відповідає корекційно-розвивального принципу подвійної стимуляції. Методика LBK має такі переваги як компактність, технологічність і варіативність у використанні. Ось перелік обладнання для мозочка стимуляції в певній послідовності і способи його застосування.

Балансируюча  дошка.  Спочатку дитина бере саме цей предмет і вчиться тримати рівновагу, тільки після його досягнення виконуються наступні вправи, стоячи на цій дошці. Рівень складності вправ може підвищуватися не тільки за рахунок додаткового матеріалу, а й регулювання положення ніг на розмітці дошки, зміни кута роликів.
Різновагові мішечки. Відрізняються вони розміром, вагою і кольором, на кожен з таких мішечків педагог дає певні завдання, спрямовані на координацію рухів.
М'яч-маятник.
Планка з кольоровими секторами. Дошка зворотного зв'язку з гумовими м'ячиками. На ній є цифри від 1 до 9, служить ця дошка способом відповідати на математичні питання і потрапляти в ціль, тренувати окомір і влучність.
Цільовий щит або стенд з цілями. Цілі - це таблиця, в осередках якої зображені геометричні фігури: коло, трикутник, квадрат, зірка, ромб.

s_mesh


Педагог-нейропсихолог стежить за послідовністю виконуваних дитиною вправ, правильної черговості завдань. Також строго стежить за технікою безпеки у використанні обладнання і правилами перебування на заняттях. У побудові заняття для дитини викладач обов'язково починає з простого і переходить до складного, вибирає оптимальний рівень складності для дитини, створює додаткову мотивацію для виконання завдань.

Комплекс мозочкової стимуляції має широкий спектр застосування. Результатами занять з LBK стають:

  • розвиток міжпівкульових зв'язків;
  • стабілізація роботи вестибулярної системи;
  • розвиток зорово-просторових уявлень;
  • вдосконалення координації;
  • розвиток уваги, пам'яті і концентрації;
  • закріплення ефекту після проходження основного курсу корекції дислексії за Р. Дейвісом;
  • стимуляція психомовного розвитку (при ЗПР, ЗРР, РДА);
  • особистісні зміни.

 

myach

Можливість подолати різного типу мозочкові порушення, наприклад, синдром дефіциту уваги, дислексію, порушення письма і читання, при шкільної неуспішності, травмах головного мозку, в основі якого лежить сенсорна інтеграція і є головне завдання програми мозочкової стимуляції.  З нею за допомогою методики доктора Більгоу і спеціального устаткування педагоги  успішно справляються вже не перший рік.

 

 

ПОПУЛЯРНО ОБ АУТИЗМЕ

 

Человек дождя среди нас, или что такое аутизм? Многие помнят фильм "Человек дождя" с Дастином Хоффманом, где он сыграл роль человека с "особенностями развития". Каково таким "людям дождя" в повседневной российской действительности? Об этом, в частности, рассказывает аутист, профессор Бостонского университета Стивен Шор в своей книге "За стеной. Личный опыт: аутизм и синдром Аспергера". Что делать родителям, которые впадают в отчаяние, узнав диагноз "аутизм"?

На эти вопросы отвечают: Александр Грек, отец ребенка-аутиста, главный редактор журнала National Geographic в России;  Игорь Шпицберг, руководитель Центра реабилитации инвалидов детства "Наш Солнечный Мир".

ВИДЕО

 

При аутизме эмпатии может быть слишком много

Новое исследование предполагает, что вопреки существующим представлениям, у людей с расстройствами аутичного спектра, такими как синдромом Аспергера, нет проблем с эмпатией. Скорее их проблема в том, что они слишком сильно переживают чужие эмоции и не могут с этим справиться.


IЛюдей с синдромом Аспергера, формой аутизма, часто представляют равнодушными одиночками или робоподобными занудами. Но что если то, что весь остальной мир воспринимает как холодность, является защитной реакцией на эмоции – на избыток эмпатии, а не на ее недостаток?


Эта идея привлекает многих людей с расстройствами аутичного спектра и членов их семей. Она также соответствует новому представлению о природе аутизма, которое называется теорией «интенсивного мира». Как утверждают Генри и Камила Маркрам из Швейцарского федерального института технологий в Лозанне, фундаментальная проблема при расстройствах аутичного спектра не в социальном дефиците, а скорее в гиперчувствительности, которая включает реакцию всеохватывающего страха.

«Некоторые говорят, что аутичные люди недостаточно чувствуют, – говорит Камила Маркрам. – Мы утверждаем прямо противоположное: они чувствуют слишком сильно».

Почти все люди с расстройствами аутичного спектра сообщают о том или ином виде гиперчувствительности и интенсивном страхе. Маркрамы считают, что социальные проблемы людей с такими расстройствами связаны с тем, что они не могут справиться с миром, где кто-то включил регулятор громкости для всех ощущений и чувств на максимальную мощность. Если голоса ваших родителей, сидящих рядом с вашей кроваткой, будут звучать как концерт тяжелых металлистов, то вы, возможно, тоже предпочтете забиться в самый дальний угол и раскачиваться из стороны в сторону.

Конечно, такое избегание и самоуспокаивающее поведение – повторяющиеся движения, бессмысленное повторение чужих слов или действий, неспособность поддерживать контакт глаз – препятствуют нормальному социальному развитию. Без того опыта, который другие дети приобретают во время обычного социального взаимодействия, аутичные дети так и не учатся воспринимать неявные социальные сигналы.

У Фила Шварца, программиста из Массачусетса, и вице-президента Ассоциации Аспергера в Новой Англии, есть ребенок с таким расстройством. «Я думаю, что это стереотип или заблуждение, что ребятам с аутичного спектра не хватает эмпатии», – говорит он. Шварц отмечает, что аутизм – это не однотипное состояние, «если вы знаете одного аспи, то вы знаете только одного аспи». Однако он добавляет: «Я думаю, что большинство людей с расстройствами аутичного спектра чувствуют эмоциональную эмпатию и очень сильно заботятся о благополучии окружающих».

Тогда почему же многие люди считают отсутствие эмпатии определяющей характеристикой аутизма? Проблема начинается с того, что сама эмпатия является комплексным явлением, которое состоит из двух основных частей, первая из которых – простая способность посмотреть на мир с перспективы другого человека. Вторая более эмоциональна – способность представить, что чувствует другой человек, и в результате, беспокоиться о том, страдает ли он.

Тот факт, что у аутичных детей обычно позднее развивается первая составляющая эмпатии – «теория разума», был доказан в классическом эксперименте. Детей просили наблюдать за двумя куклами – Салли и Энн. Салли берет стеклянный шарик и кладет его в корзину, затем уходит со сцены. Когда ее нет, Энн берет шарик и кладет его в коробку. После этого детей спрашивают: «Когда Салли вернется, где она будет искать шарик в первую очередь?»

В норме в четыре года дети знают, что Салли не видела, как Энн переложила шарик, поэтому дают правильный ответ. Дети с умственной отсталостью, чей вербальный IQ соответствует трем годам, в возрасте 10-11 лет тоже дают правильный ответ. Однако 80% аутичных детей в возрасте 10-11 лет считают, что Салли будет искать в коробке, потому что они знают, что шарик находится именно там, и не понимают, что у других людей нет аналогичного знания.

Аутичные дети гораздо позже осознают, что опыт и перспектива других людей могут отличаться от их собственного – и момент такого осознания может быть самым разным. Конечно, если вы не понимаете, что другие люди видят или чувствуют по-другому, то может показаться, что вас не заботят окружающие.

Однако это не значит, что когда люди с аутизмом осознают опыт других людей, то они не заботятся о нем или не сопереживают ему. Шварц говорит, что все аутичные взрослые старше 18 лет, которых он знает, понимают чувства других гораздо лучше, чем можно предположить по тесту Салли/Энн.

Шварц отмечает, что не аутичные люди, тоже, «довольно плохо понимают разум тех, кто отличается от них – однако не аутичному большинству это спускают с рук, потому что предполагается, что разум всех людей работает так же, как и их собственный, и поэтому они, скорее всего, правы». Например, когда ребенок с синдромом Аспергера бесконечно говорит о своих специальных интересах, он не пытается намеренно доминировать в разговоре, а просто не понимает, что другие люди не разделяют его интересы.

Что касается заботливого аспекта эмпатии, то его иллюстрирует оживленная дискуссия, поддерживающая теорию Маркрама, которая появилась на веб-сайте людей с аутизмом – WrongPlanet.net. Мать написала, может ли у ее дочери быть Аспергер, если она очень эмпатична, но социально незрела.

«Если у меня и есть с этим проблема, так это потому, что у меня слишком много эмпатии», – написал один из ответивших.

«Если кто-то расстраивается, то и я расстраиваюсь. В школе бывало, что кто-то плохо себя вел, и если учитель его ругал, то я чувствовал, как будто это меня ругают», – сказал другой. – Я ничего не понимаю, когда речь идет о скрытых намеках, но я «очень» эмпатичный. Иногда я вхожу в комнату и чувствую то, что чувствует каждый человек в ней, и мне кажется, что это обычное дело при синдроме Аспергера/аутизме. Проблема в том, что все происходит быстрее, чем я могу воспринять».

Исследования показывают, что когда люди переживают чрезмерные эмпатичные чувства, они стараются отстраниться. Когда чужая боль слишком сильно воздействует на вас, то может быть сложно не отпрянуть. Для людей с расстройствами аутичного спектра такие эмпатичные чувства могут быть слишком интенсивными, и в результате они отстраняются настолько, что кажутся холодными и безразличными.

«Эти дети на самом деле не являются бесчувственными, они хотят общаться, просто для них это сложно, – говорит Маркрам. – И это очень грустно, потому что они на это способны, но мир для них слишком интенсивен, поэтому они отстраняются».