Архив метки Дислексия

Личный опыт. Журналист и писатель Ольга Соломатина о дислексии.

Вы или ваши дели испытывали этот позор и унижение, когда вас отчитывали за ошибки перед всем классом?

Все наши - маленькие и не очень - клиенты рассказывают, казалось бы,  одну и ту же историю про "пытки школой", мамины успокоительные  капли и даже папину крепкую руку. Сегодня я предлагаю вам типичную историю. Да, дислексия не смертельна, не заразна, и дислектики выживают, несмотря на школьный "каток". И напоминаю - что дислектику теперь можно помочь. И мы это делаем с радостью уже третий год подряд.

Дислексия. Диагностика и коррекция. 

Я нашла это откровение в ФБ, в открытом доступе. Меня это взволновало, потому что очень похоже на все остальные истории о дислектиках.

Предлагаю прочитать и рассказать другим, что за зверь - дислексия.

 

Что не осень, то проблемы со школой. То у меня, то у друзей.

В поддержку одной маленькой второклассницы я написала этот длинный-длинный пост о том, как всю жизнь живу с врожденной безграмотностью. Na pasa nada

Пока не началась школа, я росла счастливым ребенком. Охотно нянчила младшую сестру, много читала, рисовала гуашью портреты деревьев, варила куклам обеды из нарисованных продуктов, ждала “В гостях у сказки” по выходным.

Ад начался сразу после 1 сентября, когда оказалось, что я зеркалю буквы, переставляю слоги в словах и оч медленно в сравнение со сверстниками читаю.

Но тогда о дислексии никто не слышал и меня просто записали в отстающие. Это было ужасно унизительно и грустно потому что до школы взрослые редко меня ругали, а главное я не понимала, что же их так бесит и злит? Ну написала я “ам”, а не “ма” в прописи, большая ли разница?
Мама страдала страшно и требовала от меня четверки и пятерки. Как? Занимайся больше! Ей ведь хотелось быть мамочкой дочери-отличницы в белом фартуке, с гофрированными бантами в косах. А не мамой троечницы, которую вызывают в школу и отчитывают на родительском собрании.

После первого вызова в школу мама вернулась домой такой подавленной, так строго отчитывала меня, срывающимся голосом, тыкая пальцем в прописи, что я совсем скисла. Я ужасно испугалась и пристыженно смотрела на буковки, не понимала почему вдруг они стали маме дороже меня, книжек перед сном, важнее того, что я каждый день гуляла с сестренкой.

А на следующий день я слегла с температурой. Жар стал спасением. От меня на время отстали с закорючками и букварем.

Пока я лежала и слушала через туман 38 и 4 голоса родителей, я как-то поняла, что мама страдает из-за неприятностей, которые тянулись вереницей за двойками за диктанты и контрольные списывания предложений с доски. От меня ждали четверок и пятерок, а не грамотности интуитивно почувствовала я. Это проще! Я хорошо помнила, как из любопытства влезла ладошкой в банку с синей краской в детском саду. Пленка на поверхности банки легко лопнула, я перепачкала пальцы. Воспитательница громко ругалась, но когда я извинилась, как дома учила бабушка, Татьяна Ванна сразу поверила и стихла. В краску я лазила мизинцем и дальше, но уже не попадалась.

Делай, что хочешь, главное – не попадайся и дай взрослым то, что они хотят – это стало моим девизом на долгие годы!

Проболев непонятной болезнью неделю – ничего кроме высоченной температуры – я примирилась и вернулась в школу. В твердой уверенности вернуть расположение мамы.

Не сразу, постепенно я превратилась в настоящую приспособленку. Я подружилась с отличницей, развила до совершенства боковое зрение, чтобы ловко списывать диктанты. В старших классах наловчилась излагать и сочинять короткими предложениями, простыми словами, избавилась от тройки в четверти по русскому и проблема рассосалась. Меня перестали дергать учителя, я ведь не портила им статистику, их не ругали в РОНО за низкую успеваемость класса, а маму не вызывали в школу. Жизнь наладилась, проблема притворилась решенной.

Конечно, учителя все понимали, но предпочитали благоразумно не замечать. Меня никогда не вызывали на русском к доске, пропускали в домашке зеркальные буквы. Однажды моя отличница заболела перед диктантом и мне пришлось наесться снега, чтобы тоже затемпературить. А в другой раз – “забыть” сдать контрольную тетрадь.

Новенький, который появился у нас во втором классе шантажировал все рассказать взрослым. Я в отчаянии одаривала его жвачкой, которую привозила из-за границы мамина подруга – она работала стюардессой Аэрофлота на международных рейсах.

Привычка приспосабливаться и искать другие пути получать 4 и 5, если я не могла взять учебой, стала для меня обычным делом. Я брала изобретательностью и индивидуальным подходом. Помню, когда у нас уже в старших классах сменилась учительница химии и я вдруг вообще перестала понимать предмет и решать задачки. Но мы договорились с химичкой, что в каникулы я буду приходить и сдавать ей темы одну за одной, и тогда мне поставят 4. Я выучивала химические формулы наизусть – запоминая как они выглядят на листке бумаги. Подозреваю, с таким же успехом я могла учить стихи на китайском, записанные иероглифами.
Кажется, никогда потом я так бездарно не тратила время!

А какая пытка диктанты в музыкальной школе по сольфеджио! Когда ты привыкла и легко воспринимаешь мелодию на слух, но записать ее не можешь потому что за семь лет учебы так и не запомнила на какой нотной строчке какая нота! Для специальности я подписывала ноты простым карандашом, а преподавательница злилась, что я, лентяйка, не хочу приложить малейшего усилия и их запомнить. Но я не могла! Физически не давалось. Я столько часов старалась! Бестолку.

Я пишу сейчас я снова вспоминаю свое бессилие и подавленный гнев от того, что я не могу договориться со взрослыми. Что они придумали какие-то дурацкие правила, которые мне не по зубам! И я вынуждена все время выкручиваться, притворяться, списывать! Помню чувство тотального одиночества, что никто кроме самой меня не пытается мне помочь понять, как я смогу дотягиваться до школьных нормативов. При этом это сечас я могу четко сформулировать, что я чувствовала, что со мной происходило, но в детстве мне было просто плохо. Толскливо и я все время ждала, когда же мука закончится. Взрослые только все время требовали то деепричастные обороты выделять запятыми, то формулу трения, я сейчас даже таблицу умножения помню с трудом и спокойно без нее обхожусь, а вы таблицу помните?

Ладно. Вечно страдать и жалеть себя не в моем характере. Я придумала под каким углом нужно смотреть на ситуацию, чтобы чувствовать себя комфортно. К окончанию школы я привыкла со злорадством думать, что ловко обвожу всех вокруг пальца. Так или иначе, но заставляю учителей ставить мне такие желанные мамой 4 и 5.
Стала ли я грамотней? Нет, конечно. Хитрей? О, да! Это был бесценный урок столкновения с миром, приспособления к нему. Горчило только гаденькое чувство, что я обманщица, хитрюга и занимаю положение, которое мне не принадлежит. Такой была оборонная часть медали. Но школа, ура, осталась позади.

Но теперь мама придумала университет. Чтоб его! Да еще и факультет журналистики. Дайте две!

Но я поступила. Потому что давно знала, что сочинения нужно писать оч простыми словами и оч короткими предложениями.
Шутка)
Короткими и простыми, это да, но еще – поступать надо через рабфак. Там преподы сами проверяли у нас сочинения перед официальной комиссией.

Дислексия – или…..? Как распознать характерные ошибки, присущие дислектику?

И тут мамина победа едва не сменилась настоящим моим личным поражением.
На журфаке немыслимое количество русского языка! Почти как на филфаке. С диктантами, семинарами в маленьких группах. Я снова чувствовала себя полной дурой! Сходила с ума от бессилия, что не могу запомнить и понять то, что легко могут другие дети.

Преподы русского языка хлебнули с моей безграмотностью. Удивительно, что и тут никому не пришло в голову отправить меня к врачам. Рекомендовали читать побольше (куда уж больше?), писать словарные диктанты, не лениться, делать упражнения – стандартный набор. Я сейчас смотрю на это время и не понимаю, как студенчество можно было превратить в такую пытку? И главное – зачем?

Но тогда я смирилась, привыкла нарабатывать свою тройку по русскому хорошим отношением и старалась не переживать.

Я вышла на работу в “Коммерсантъ” и стала компенсировать неудачи в учебе усердным трудом, тут это ценилось. В редакции стояли персональные компьютеры с проверкой орфографии, а пунктуацию я интуитивно расставляю правильно. В газете у меня был редактор, корректор, рерайтер – было кому исправить мои ошибки. Я отмучилась и универе и почти забыла о своей особенности. Пока не появились социальные сети.

Вот тут меня снова заставили краснеть, как школьницу. "У вас ошибка!", орали грамма нации. У меня подкашивались коленки и я спешила вычитывать текст. "Эта дура не может отличить кАпну от кОпну", злорадствовали другие. Я охала и хваталась за сердце, пила боярышник на спирту – ужасно горько. Сколько раз я слышала: как она может учить писать других тексты и книги, если сама пишет с ошибками?! Я задыхалась от гнева и несправедливости, хотела сказать, что уметь писать и уметь писать грамотно – разные вещи, но молчала.

Когда уже мои дети пошли в школу, я поняла, что стесняюсь написать от руки заявление или записку, я боялась сделать ошибку и тогда учителям станет понятно про меня многое. И тут мой почерк пришел на выручку: он стал настолько неразборчивым, что я и сама с трудом разбираю. Когда я писала записки, учителями ломали глаза, а потом звали сыновей:

– Переведи, что мама хотела сказать?

Чтобы не краснеть за тексты в социальных сетях, я даже нанимала корректора, а потом поняла, что платная проверочная программа проверяет текст вполне приемлемо, не замечает только описки. Но работа с корректором помогла взглянуть на проблему с другой стороны. Оказалось, многим читателям только мерещатся ошибки! Уж не знаю почему, но часто громко требуют исправить правильное на неправильное, с железобетонной уверенностью, с пеной у рта.
Это открытие так меня озадачило, что я стала читать на тему грамотности и безграмотности все, что могла найти. Тут меня ждало несколько парадоксальных открытий.

Например. Грамотности, которую многие считают такой же естественной и необходимой, как умение есть с закрытым ртом, чуть больше 100 лет. До повсеместного школьного образования грамотными считали всех, кто умел хоть как-то читать и писать. О соблюдение правил стали строго настаивать только в 30-е годы XX века, когда многие страны провели реформы языков. Помните, когда из нашей азбуки изъяли яти и веди?

Например. На планете Земля до сих пор не умеют ни читать, ни писать 759 миллионов. Треть из них – женщина. 72 миллиона детей никогда не ходили в школу.

Например. Если человек не занимается интеллектуальной работой, лет через 20 после окончания школы он разучивается не только грамотно писать, но и писать вообще! И даже читать! Не верите? Посмотрите государственные курсы для взрослых по чтению и письму. Они открыты в Западной Европе и в Соединенных Штатах, в Австралии и Новой Зеландии. Тема неудобная и стыдная для стариков, которым проще ворчать и жаловаться на плохое зрение и притворяться, что снова легкомысленно оставили дома очки, чтобы им из доброты прочти меню в ресторане, вместо того, чтобы признаться – я забыл как складывать буквы. Поэтому все эти курсы анонимные, но учатся на них носители языка, а не эмигранты.

Например. Преподаватели русского языка в педагогических вузах рассказали мне, что согласно статистике и замерам, уровень грамотности новых поколений студентов вопреки расхожим мнениям и скандальным статьям, остается примерно на одном уровне со времен процветания Советского Союза. Жалобы на то, что растут безграмотные поколения сродни вере, что в нашем детстве трава была зеленее, а мороженое слаще.

А дислексиков стали распознавать чаще. Это правда. Вот только стала ли наша жизнь от этого слаще? Я медленно читаю и никогда не научусь писать без ошибок хотя и доросла уже до 40 лет. Я написала этот длиннющий пост под впечатлением от истории приятельницы, у которой растет дочь с дислексией. Чтобы поддержать ее, если такое возможно.

Девочка учится во втором классе московской школы. Учительница знает про диагноз. Но это не помешало ей прочесть ошибки, которая ученица с таким же диагнозом, как и у меня, сделала в диктанте. Одноклассники громко гоготали. Девочка отказалась потом идти в школу…

И мне захотелось рассказать этой школьнице, что я такая же как она. Что нам не дано многое, что может большинство людей, но это не значит, что мы хуже. Мы просто другие. Да и все люди настолько разные! Я вот недавно читала рассказ взрослого аутиста о том, как он думает с помощью цветов, цифр и звуков, вот это жизнь! Вот это уровень проблемм, который нам дислексикам и не снился! Как я понимаю, отчаяние объяснить родителям, что разницы 29 умноженным на 762 и “я устал от шума” – значит для него одно и тоже! Про усталость от громких звуков просто можно сказать двумя способами, чего тут непонятного?

Только недавно, получив уже взрослой справку о диагнозе, как индульгенцию, я вдруг почувствовала, что в сущности, я никому не причиняю мощный урон тем, что не могу быстро читать и писать без ошибок. Все мы такие разные! И я особенность не стоит колкостей и унижений, которые прилетают до сих пор.

Вот только задумайтесь, способность видеть звуки в цвете, которая многих восхищает в Набокове, один из признаков дислексии. «Хронической безграмотностью» страдали Ганс Христиан Андерсен, Агата Кристи, Альберт Эйнштейн – и это только самые известные. Знаменитое зеркальное письмо и Леонардо да Винчи – и есть дислексия! Другие его тексты пестрят грамматическими ошибками. У многих, вероятно, случается разрыв шаблона когда они сталкиваются с тем, что люди, которые профессионально работают с текстом, могут делать ошибки.

Всего один только раз за время моих ученических мытарств я услышала слова поддержки от преподавателя русского языка:

– Не расстраивайтесь, – сказал мне университетский преподаватель, возвращая мой, как всегда кроваво-красный от исправленных ошибок диктант. – Вы просто каждый раз придумываете каждое слово заново.

Мой секретный телеграм: https://t.me/olgasolomatina

Світлина від Ольги Соломатиної.

Слишком умный, чтобы быть дислектиком?

Дислексия и интеллект

Дислексия не привязана к уровню интеллекта. Как правило, дислексия обычно обнаруживается у детей  с интеллектом выше среднего. Это часто сбивает родителей  и учителей с толку. Ребенок, очевидно, умный и способный, не может справиться с элементарными вещами - чтением и письмом!

Но часто обращение за помощью своему ребенку к школьным специалистам только вводит родителей в заблуждение.

Когда они поднимают вопросы о затруднениях  своего чада, им отвечают, что их ребенок «слишком умный», чтобы иметь дислексию. Даже, когда школьные психологи тестируют ребенка на проблемы с обучением, говорят, что ребенок не испытывает достаточных трудностей. И что помощь ему не требуется. Часто родители слышат от учителей, что их ребенок  ленив, и ему просто нужно больше стараться.  Или специалисты могут ошибочно навешивать другие ярлыки, такие как «Дефицит внимания» или «Поведенческое расстройство».

Какие опасности таит такой подход для дислектика?

Такие заявления основаны на дезинформации и могут быть даже вредны.

Это обескураживает ребенка, который прилагает максимальные усилия для того, чтоб быть успешным. Ведь он-то знает, как тяжело он трудится! Гораздо больше, чем его одноклассники.

Однако в школьной обстановке они попадают в печальную реальность. «Дважды одаренный» ребенок, конечно, плохо подходит для специальных образовательных услуг, доступных в школе. Эти услуги ориентированы на детей, которые гораздо менее функциональны, чем школьники с дислексией.  Фактически, "яркие" дети с дислексией, помещенные в специальные коррекционные условия, со временем демонстрируют худшие результаты, чем дети, которым вообще не оказывали помощи.


Как распознать ошибки, присущие дислектику? 

Проблемы в обучении? Получите рекомендации для педагогов школы.

Диагностика проблем обучения в Киеве.

Симптомы или признаки дислексии.


Какой выход для дислектика в школе?

К счастью, официального диагноза не требуется, чтобы получить помощь. Эти трудно диагностируемые дети очень быстро продвигаются, когда их знакомят с инструментами  и концепциями  Дейвиса.  Они способны очень быстро понять и освоить ментальные инструменты  и устранить перцептивные барьеры, которые они получают в ходе базового курса Дейвиса. Навыки саморегуляции, полученные на курсе, позволяют со временем обходиться без посторонней помощи - тьютора, репетитора, коррекционного педагога.

После программы Дейвиса, эти дети  демонстрируют быстрый и заметный успех.  Заметно лучше читают и пишут - намного выше своего прежнего уровня. А также могут эффективно применять свои приобретенные навыки, чтобы преуспеть в школе.

Только у нас! 

В центре коррекции проблем обучения "Примавера" коррекционные курсы проводят опытные лицензированные методисты из Израиля.

Записывайтесь на диагностику!

 

 

Проблемы в обучении? Получите рекомендации для педагогов школы!

Скоро прозвенит первый звонок и для многих школьников он станет началом новых мучений, родительских волнений и капель валерьянки. Да-да. Пока пресловутая реформа только планирует случиться в наших школах, наши дети живут здесь и сейчас, и какой будет их школьная жизнь, во многом зависит и от вас - неравнодушных родителей.

! Вы заметили, что:


  • ваш ребенок  медленно читает, проглатывает предлоги и окончания слов, додумывает слова, плохо понимает смысл прочитанного;
  • плохо пишет, у него слишком крупный или бисерно мелкий, корявый, почерк;
  • пропускает или заменяет буквы, не вписывается в строку, не применяет или ошибочно применяет знаки препинания;
  • в математике есть проблема с цифрами, путает математические знаки (плюс-минус, больше-меньше), плохо понимает состав числа, не понимает содержание задач без посторонней помощи;

Возможно, у вашего ребенка специфическое расстройство обучения, которое в западном методическом подходе объединяет такие особенности, как дислексия, дисграфия, дискалькулия и синдром дефицита внимания?



К сожалению, в отечественной дефектологии сохраняется устойчивое мнение, что это результат лени и неорганизованности.
Мы, специалисты коррекционного центра "Примавера" , обучающиеся лучшему у лучших, предлагаем принципиально иной подход к диагностике и помощи таких детям.
Мы проводим профессиональную диагностику проблем обучения- дислексии, дисграфии, дискалькулии, синдрома дефицита внимания, - и предлагаем индивидуальные пути коррекции: нейропсихологический подход и специфическую помощь украинских и зарубежных методистов коррекции проблем обучения и развития.

Пройдя профессиональную диагностику, вы получите справку с рекомеднациями педагогам, как оценивать детей с дислексией и другими проблемами обучения, на фирменном бланке с мокрой печатью, для предъявления в учебные заведения.

Это поможет школьным учителям лучше понимать мир дислектика, а ребенку может помочь получить так необходимое ему дополнительное время для выполнения письменных работ.

Запишитесь на консультацию через сайт и получите 200 грн скидки на диагностику! 

Дислексия – или…..? Как распознать характерные ошибки, присущие дислектику?

С началом учебного года, уже традиционно, резко возрастает количество тревожных звонков от родителей - а может, это дислексия?

Информация об этом расстройстве понемногу отвоевывает себе информационное пространство, и очень заметен вклад экспертов по этому вопросу - методистов коррекционного центра Дарон, наших партнеров из Израиля, которые 15 лет подряд точат этот камень под названием "дислексия". Большое количество выступлений на телевидении, постоянный информационный поток профессионального канала в ФБ делают свое дело. Родители наконец могут выдохнуть: их чадо не лентяй и не бездельник, а бесконечный поток ошибок имеет теперь свое имя, а, главное, решение! 

Следующий шаг - понять, ваш ли это зверь - ДИСЛЕКСИЯ! 

Метод Дейвиса использует понятие дислексия, как некий базисный термин при описании разных проблем, связанных с обучаемостью. Одним из симптомов или проявлений дислексии, является дисграфия - нарушение, возникающее при овладении навыками правописания и выражается в затрудненном обучении письму и чтению при нормальном умственном развитии.

С точки зрения конвенционального, "старого" подхода

к данному нарушению имеются следующие симптомы дисграфии:

  •  Ошибки, связанные с нарушением формирования психических функций мозга, аудических проблем, например, способность различать фонемы на слух и при произношении, способность анализировать предложение , разбор по составу слов, способность понимать лексическо-грамматический строй речи. Существуют ошибки, возникающие при нарушении элементарных функций мозга , но они не ведут к дисграфии.
  • Ошибки при дисграфии сходны с ошибками физиологическими, однако, при дисграфии их существоенно больше и они имеют устойчивый, повторяющийся характер, а многочисленнные механические упражнения и тренировки практически не влияют на улучшение граммотности. Такого рода ошибки могут сопровождать человека всю его жизнь.
  • Ошибки у школьников могут быть и при педагогической запущенности, т.е. не правильном воспитании или преподавании, и при нарушении у ребенка внимания , т.е. при СДВ или СДВГ . Однако эти ошибки никак не связаны с нарушением формирования высших психических функций, а это в свою очередь не влияет на возникновение дисграфии.

Дисграфия особенно ярко проявляется на письме с так называемой, фонематической стороны. Дети - дислектики могут писать «што» вместо «что», «шол» вместо «шёл». Обычные же орфографические ошибки наблюдаются не более, чем в рамках нормы, для возрастной группы ребенка, ошибки типа («карова» вместо «корова»), имееют минорный характер.
Дисграфические ошибки, особенно ярко начинают проявляться с началом обучения, для детей дошкольного возрата они считаются физиологическими.

 

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ ЗА ДВА МЕСЯЦА? МОЖЕТ, УЖЕ ПОЗДНО? ИЛИ ЕЩЕ РАНО?

16711860_1757328784583841_3551817652738745009_nДрузья! Перепост приветствуется! Ваша активность может помочь детям, которые не могут справится сами, и мамам, которые хотят помочь, но не знают как.
На этой неделе активно общалась с мамами из разных концов постсоветского пространства, от Москвы, как говорится, "до самых до окраин", аж до Казахстана . Проблемы похожи, учителя не знают о существовании дислексии, местные специалисты не могут помочь. Учебный год заканчивается, проблемы детей не решены.Вопросы: "Что можно сделать за два месяца? Может быть сейчас уже поздно? Или еще рано?". Ответ: НАДО! НЕ ПОЗДНО! НЕ РАНО!


ДИСЛЕКСИЯ - НЕ ПРИГОВОР!


Специалист диагностировал Вашему ребенку ДИСЛЕКСИЮ?  У большинства родителей, не имеющих педагогического или медицинского образования, возникает чувство растерянности или вины.


Дислексия, что это – болезнь? Необходимо немедленно начинать лечение? Быть может это ерунда, не заслуживающая особого внимания и пройдет сама по себе с возрастом?


Вы не припоминаете одноклассника (одноклассницу), который низко пригнувшись к парте, мучительно складывал слоги в слова, а большинство потешалось на ним (ней) в эти минуты, и учитель зло говорил: "Садись! Больше читать надо! Опять не готов(а) к уроку! "
Такого ребенка не любят более успешные одноклассники, он их раздражает. Его не похвалит учитель, он утомляет его своей непонятливостью и медленным чтением. Родители тоже часто не на высоте, прикрепляют ярлык "ленивый" и кивают в унисон учителю. В школе ему плохо, он не хочет туда идти…

И никто никогда не скажет ему самого главного, не скажет о том, что он ничем не хуже сверстников, что он просто другой и у него ДИСЛЕКСИЯ.


Так может просто поделиться и рассказать ребенку о его «особом восприятии» и успокоиться на этом? Разумеется, нет!


Итак, «приговор» вынесен - это дислексия…
Только повода для расстройства и, тем более, для отчаяния нет!
Мой оптимизм по поводу дислексии не появился на пустом месте – дело в том, что метод Рональда Д.Дейвиса, позволяет успешно корректировать проблемы в чтении, письме и математике, причем, не только у детей, но и у взрослых с подобными особенностями.
Основополагающая идея метода Дейвиса заключается в том, чтобы с помощью ментальных инструментов помочь перевести выражение без образа в слово, восстановить не усвоенный на ранних этапах обучения алфавит или другую знаковую систему, сделав её понятной для дислектичного восприятия.
За 33 года существования метода Дейвиса, многие оценили его эффективность и удобство – ведь до первого видимого результата потребуются не годы, как об этом пишут и говорят, некоторые специалисты, а всего 5 дней.

Еще более приятным делает данный курс, осознание родителями того, что если все-таки дислексия и болезнь, то, как минимум болезнь гениев!

ИСТОЧНИК